Защита прав обвиняемого и потерпевшего

Полезное по теме: "Защита прав обвиняемого и потерпевшего" от специалистов простым языком. Если необходимо уточнить актуальность на 2020 год, а также задать вопрос, то обращайтесь к дежурному юристу.

Статья 198. Права подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля при назначении и производстве судебной экспертизы

Статья 198. Права подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля при назначении и производстве судебной экспертизы

ГАРАНТ:

См. комментарии к статье 198 УПК РФ

Информация об изменениях:

Федеральным законом от 28 декабря 2013 г. N 432-ФЗ в часть 1 статьи 198 настоящего Кодекса внесены изменения

1. При назначении и производстве судебной экспертизы подозреваемый, обвиняемый, его защитник, потерпевший, представитель вправе:

1) знакомиться с постановлением о назначении судебной экспертизы;

2) заявлять отвод эксперту или ходатайствовать о производстве судебной экспертизы в другом экспертном учреждении;


3) ходатайствовать о привлечении в качестве экспертов указанных ими лиц либо о производстве судебной экспертизы в конкретном экспертном учреждении;

4) ходатайствовать о внесении в постановление о назначении судебной экспертизы дополнительных вопросов эксперту;

5) присутствовать с разрешения следователя при производстве судебной экспертизы, давать объяснения эксперту;

6) знакомиться с заключением эксперта или сообщением о невозможности дать заключение, а также с протоколом допроса эксперта.

Информация об изменениях:

Федеральным законом от 28 декабря 2013 г. N 432-ФЗ часть 2 статьи 198 настоящего Кодекса изложена в новой редакции

ГАРАНТ:

О конституционно-правовом смысле положений части 2 статьи 198 настоящего Кодекса см. определения Конституционного Суда РФ от 4 ноября 2004 г. N 430-О, от 11 июля 2006 г. N 300-О

2. Свидетель, в отношении которого производилась судебная экспертиза, вправе знакомиться с заключением эксперта.

>
Порядок направления материалов уголовного дела для производства судебной экспертизы
Содержание
Уголовно-процессуальный кодекс (УПК РФ)

© ООО «НПП «ГАРАНТ-СЕРВИС», 2020. Система ГАРАНТ выпускается с 1990 года. Компания «Гарант» и ее партнеры являются участниками Российской ассоциации правовой информации ГАРАНТ.

Видео (кликните для воспроизведения).

http://base.garant.ru/12125178/13b375b9f8dbb3a21ac752265727200f/

Защита прав обвиняемого, потерпевшего и свидетеля в уголовном процессе.

Обвиняемый – это лицо, в отношении которого вынесено постановление о привлечении в качестве обвиняемого либо обвинительный акт. Обвинительное заключение составляется следователем по окончанию предварительного следствия (ст. 220 УПК РФ), а обвинительный акт – дознавателем, по окончанию предварительного расследования в форме дознания (ст. 225 УПК РФ) С момента назначения судебного разбирательства обвиняемый именуется подсудимым. Обвиняемый, в отношении которого вынесен обвинительный приговор, именуется осужденным, если вынесен оправдательный приговор – оправданным (ст. 47 УПК РФ).

Как и подозреваемый, обвиняемый является обязательным участником уголовного процесса, т.к. без него не может быть преступления, следовательно, и уголовного процесса, как такового. Согласно Уголовно-процессуальному кодексу РФ, осуществление защиты прав и законных интересов обвиняемого возлагается на адвоката обвиняемого (в большинстве случаев). К тому же, обвиняемый, как и подозреваемый, наделен определенными правами, которыми он может воспользоваться. И что очень важно — эффективность использования обвиняемым предоставленных законом прав напрямую зависит от квалификации его защитника.

В соответствии с ч. 1 ст. 45 Конституции РФ в Российской Федерации гарантируется государственная защита прав и свобод человека и гражданина. Это положение относится в первую очередь к лицам, права и свободы которых нарушены, в том числе и к потерпевшим. В силу пункта 13 части 2 статьи 42 УПК РФ потерпевший имеет право получать копии постановлений о возбуждении уголовного дела, признании его потерпевшим или об отказе в этом, о прекращении уголовного дела, приостановлении производства по делу. Также потерпевший вправе получать копии приговора суда первой инстанции, решения судов апелляционной и кассационных инстанций. Потерпевшему, гражданскому истцу, не владеющим или недостаточно владеющим языком, на котором осуществляется правосудие, следственные и судебные документы, подлежащие обязательному вручению, должны быть в силу части 3 статьи 18 УПК РФ переведены на их родной язык.

Потерпевшему или его законному представителю на любом этапе уголовного судопроизводства должна быть предоставлена возможность довести до сведения суда свою позицию по существу дела и те доводы, которые он считает необходимым для ее обоснования. При этом суд должен учитывать доводы потерпевшего по вопросам, которыми затрагиваются его права и законные интересы, и дать им мотивированную оценку при принятии судебного решения.

Также потерпевший или его законный представитель имеют право ходатайствовать о применении в отношении них мер безопасности. Реализовать это право предоставлено потерпевшей стороне в любой момент производства по делу. При постановлении приговора вопрос об отмене мер безопасности должен решаться с учетом мнения потерпевшего.

В силу части 1 статьи 44 УПК РФ потерпевший, предъявивший требования о возмещении имущественного ущерб, а также компенсации причиненного преступлением морального вреда, должен быть признан гражданским истцом. Если этого не было сделано в ходе предварительного расследования, то указанный пробел должен быть восполнен судом. Решение о признании гражданским истцом принимается до окончания судебного следствия и оформляется постановлением судьи или определением суда.

Если судом рассматривается вопрос о применении к причинителю вреда мер медицинского характера, гражданский иск потерпевшего не подлежит рассмотрению, что не препятствует его последующему предъявлению и рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства.

Потерпевшему также обеспечивается возмещение расходов, понесенных в связи с его участием в ходе предварительного расследования и в суде, включая расходы на представителя (статья 131 УПК РФ). Указанные расходы должны подтверждаться соответствующими документами. Речь в данном случае идет о расходах, понесенных в ходе производства по уголовному делу, которые взыскиваются с осужденных или возмещаются из средств федерального бюджета как процессуальные издержки (часть 1 статьи 132 УПК РФ). К ним, в частности, относятся суммы, связанные с явкой к месту проведения процессуальных действий, суммы, выплаченные в возмещение недополученной зарплаты или за отвлечение от обычных занятий.

Дата добавления: 2015-01-30 ; просмотров: 179 | Нарушение авторских прав

http://lektsii.net/3-20343.html

Защита прав потерпевших в уголовном процессе

В Российской Федерации права потерпевших от преступлений охраняются законом, что установлено статьёй 52 Конституцией РФ. Государство обеспечивает потерпевшим доступ к правосудию и компенсацию причиненного материального ущерба и морального вреда.

В соответствии со ст.ст. 22, 42 УПК РФ потерпевший, как самостоятельная фигура уголовного процесса обладает целым рядом прав: участвовать в уголовном преследовании обвиняемого, выдвигать и поддерживать обвинение в порядке частного обвинения, знать о предъявленном обвинении, давать показания, представлять доказательства, заявлять ходатайства и отводы, иметь представителя, участвовать с разрешения следователя или дознавателя в следственных действиях, производимых по его ходатайству либо ходатайству его представителя, знакомиться с протоколами следственных действий, произведенных с его участием и подавать на них замечания, знакомиться с постановлением о назначением судебной экспертизы и заключением эксперта, знакомиться по окончании предварительного расследования со всеми материалами дела и получать копии материалов дела (в случаях предусмотренных законом на всех стадиях уголовного процесса).

Однако, необходимо признать тот факт, что приведенная уголовно-процессуальная норма не является в полной мере эффективной. Поскольку все эти права возникают у потерпевшего слишком поздно, только с того момента, когда дознаватель, следователь или суд вынесут постановление о признании его потерпевшим.

Признание лица потерпевшим должно осуществляться одновременно с возбуждением уголовного дела, если нет затруднений, в установлении потерпевшего.

Вот почему в таком случае стоит обратиться к адвокату. В соответствии с ч.1 ст. 45 УПК РФ представителями потерпевшего, гражданского истца и частного обвинителя могут быть адвокаты, так же в качестве представителя потерпевшего или гражданского истца могут быть допущены один из близких родственников потерпевшего или гражданского истца либо иное лицо, о допуске которого ходатайствует потерпевший или гражданский истец. Адвокат, как и практикующий юрист – представитель потерпевшего, не обладающий специальным статусом, но имеющий доверенность со всеми полномочиями в уголовном процессе наделены законом с одной стороны правами, с другой обязанностями.

Адвокат – представитель потерпевшего имеет определённые права и в соответствии со своим статусом требует от других участников процесса исполнения своих обязанностей. Потерпевший, пользуясь услугами адвоката, как своего представителя вместе с ним решает проблемы, возникшие с государственными чиновниками, в то время, как адвокат подозреваемого или обвиняемого защищает от произвола «правосудия». В этом и состоит специальное положение адвоката-представителя потерпевшего в уголовном судопроизводстве.

Адвокат-представитель потерпевшего, вступая в уголовное дело и пользуясь своим правовым статусом, обязывает других участников уголовного процесса (дознавателя, следователя, прокурора) выполнять свои должностные обязанности в строгом соответствии с законом.

В случае выявления нарушения закона должностными лицами при расследовании уголовного дела и «попирание» прав потерпевшего, адвокат в таких случаях может даже вынести вопрос о привлечении «чиновника» к ответственности в соответствии с действующим законодательством Российской Федерации. Порядок обжалования принятых решений должностных лиц при расследовании уголовного дела, предусмотрен ст.125 УПК РФ.

Бывают жизненные ситуации, что никто не может застраховать себя от посягательств уголовных преступлений. Вот почему, если возникает ситуация, в результате которой Вы можете стать потерпевшим, адвокат, обладающий большим практическим опытом и всеми необходимыми знаниями, может надёжно защитить Ваши права и интересы и решить создавшуюся проблему. Адвокат делает всё возможное, чтобы обеспечить максимальный положительный результат для каждого без исключения, обратившегося к нему гражданина.

http://ak46.ru/articles/zashchita-prav-poterpevshikh-v-ugolovnom-protsesse.html

Защита интересов обвиняемых и потерпевших в восстановительном уголовном судопроизводстве РФ

Дата публикации: 11.12.2016 2016-12-11

Статья просмотрена: 123 раза

Библиографическое описание:

Кравцова О. В., Блинова-Сычкарь И. В., Дмитриенко С. А. Защита интересов обвиняемых и потерпевших в восстановительном уголовном судопроизводстве РФ // Молодой ученый. — 2016. — №27. — С. 574-575. — URL https://moluch.ru/archive/131/36688/ (дата обращения: 16.02.2020).

Авторы обращают внимание на возможность разрешения уголовно-процессуального конфликта, не прибегая к традиционно устоявшейся модели состязательного правосудия, в рамках которого интересы обвиняемого и потерпевшего могут быть реализованы посредством механизма восстановительного правосудия, допустимого в российском уголовном судопроизводстве.

Ключевые слова: обвиняемый, потерпевший, реализация прав и свобод в уголовном судопроизводстве; восстановительное правосудие

Сложившаяся практика представляется не совсем справедливой, поэтому появление восстановительного правосудия следует считать эффективным и весьма перспективным направлением совершенствования уголовной политики государства для лиц, преступивших закон по неосторожности в силу виктимного поведения жертвы [1].

На протяжении столетий развития и совершенствования общемировой системы уголовного судопроизводства сложилась модель так называемого «состязательного правосудия» [2], реализуемая в демократических, правовых государствах, к которым, безусловно, относится и Российская Федерация.

Основная концепция «состязательного правосудия» состоит в том, что сторона обвинения с одной стороны, а сторона защиты [3] с другой, пытаются отстоять свои интересы в независимом суде, который представляет собой одну из ветвей государственной власти [4].

Интервьюирование практических работников органов предварительного следствия показывает, что обратившиеся с заявлением о совершении в отношении них противоправного деяния лица, впоследствии потерпевшие, рассчитывают в большей части на возмещение им причиненного в результате совершения преступления вреда, а размер наказания, назначенный подсудимому их, зачастую не интересует. Поэтому нередко в уголовных делах можно увидеть заявления потерпевших об отказе от прав на ознакомление с заключением эксперта, с протоколом его допроса, от ознакомления с материалами уголовного дела. Такое положение дел устраивает представителей органов дознания и следствия гораздо больше.

Из сказанного можно сделать вывод о том, что уже назрела насущная необходимость расширения диспозитивных возможностей разрешения уголовного конфликтами между потерпевшим и обвиняемым, способами и средствами восстановительного правосудия. Она проистекает, прежде всего, из дифференциации составов преступлений, совершенных по неосторожности, с учетом характера и степени причиненного вреда. Очевидно, что подобный подход приведет не только к процессуальной экономии во всех ее проявлениях, но и заинтересует главных фигурантов в скорейшем достижении правового компромисса при минимальном участии в этом представителей судебно-следственных органов.

Анализируя сложившуюся правоприменительную практику, следует сделать вывод о том, что устоявшаяся модель «состязательного правосудия» не всегда позволяет потерпевшему и обвиняемому реализовать свои интересы в уголовном судопроизводстве. Поэтому предложенную и формируемую в настоящее время концепцию восстановительного правосудия следует признать удачной и перспективной альтернативой состязательного уголовного процесса.

  1. Кабельков С. Н. Моральные аспекты оценки доказательств в уголовном судопроизводстве // Вестник Волгоградской академии МВД России. Выпуск № 1 (16) 2011: научно-методический журнал. Волгоград: ВА МВД России, 2011.
  2. Токарева Е. В. Тришкина Е. А. К вопросу реализации отдельных признаков принципа состязательности сторон, в стадии предварительного расследования //Евразийский юридический журнал № 4 (95) 2016.
  3. Тришкина Е. А. Особенности участия защитника в прениях сторон при рассмотрении уголовных дел судами //Актуальные проблемы борьбы с преступностью Международная научно-практическая конференция. 2016.
  4. Митрофанова Е. В. Действие принципа состязательности сторон в досудебных стадиях уголовного процесса. Автореферат диссертации на соискание ученой степени к. ю.н. Волгоград 2004.
  5. Кабельков С. Н. Реализация принципов уголовного процесса при назначении и производстве экспертизы по уголовным делам на стадии предварительного расследования //Судебная экспертиза. Выпуск 3 (25). 2013: научно-практический журнал. Волгоград: ВА МВД России, 2013.
  6. Кравцова О. В., Блинова-Сычкарь И. В., Дмитриенко С. А. Право потерпевшего на защиту в системе принципов уголовного процесса // Пробелы в Российском законодательстве. 2016. — № 4.
Читайте также:
  1. B) досудебное производство по уголовному делу
  2. D) обстоятельства, влияющие на степень и характер ответственности потерпевшего
  3. E) прокурором утвержден протокол об уголовном проступке и принято решение о направлении уголовного дела в суд
  4. E. д) Руководящих начал по уголовному праву РСФСР 1919 г.
  5. I. Судебно-следственная практика формирования системы доказательств по уголовному делу (постановка проблемы).
  6. III. Защита курсовой работы
  7. Безработица, ее формы, причины и социальная защита незанятого (безработного) трудоспособного населения
  8. Билет 20 Защита прав и правовое воспитание ребенка. Основные международные акты о защите прав детей
  9. В образовательном процессе. Права ребенка
  10. В производстве по уголовному делу. Отводы
Видео (кликните для воспроизведения).

http://moluch.ru/archive/131/36688/

§ 3. Защита прав обвиняемого и потерпевшего в уголовном суде

‘ Надо иметь в виду, что далеко не все поступившие в Конституционный Суд жалобы были разрешены но существу.

2 В свете сказанного невозможно согласиться с М.С.Шакаряп, будто Конституционный Суд «правосудия по конкретным делам не осуществляет» (Шакорян М.С. Указ. соч. С. 234). А в чем же тогда его функции’ И что :т> за суд, который занимается чем угодно, но только не правосудием? К сожалению, никаких доводов в обоснование своей позиции М.С. Шакаряп не приводит.

Глава XI. Судебная защита прав и свобод

негативное социальное явление, прямым следствием которого являются тяжкие нарушения прав и свобод граждан, посягательства па интересы общества и государства. При расследовании и судебном разбирательстве конкретного дела в сферу уголовного процесса вовлекается, как правило, множество граждан, принимающих участие в этом деле в разных процессуальных ипостасях — подозреваемые, обвиняемые (подсудимые), потерпевшие, свидетели, эксперты, специалисты, переводчики, понятые и др. Все они в различных формах взаимодействуют с органами дознания, предварительного следствия, прокуратурой и судом, а также друг с другом как участники процесса, т. с. конкретных уголовно-процсссуальиых отношений, урегулированных нормами закона.

Как и во всяком правоотношении, они обладают определенными правами и несут соответствующие обязанности, что составляет предмет процессуальных отношений. Пет такого участника, который несет только одни обязанности, но бесправен по отношению к своему процессуальному контрагенту, будь то орган государства, должностное лицо или гражданин. И если права участника уголовного процесса ущемлены, ограничены пли иным образом умалены, то прямой путь добиться их восстановления — обратиться за защитой к суду. Суд — основной, решающий, ключевой орган (сЬпмпиз 1Шз) во всем уголовном судопроизводстве, и его правоохранительная функция распространяется па всех без исключения лиц, участвующих в уголовном деле. Даже если дело не дошло до стадии судебного разбирательства, если оно было по каким-то причинам прекращено на более ранних процессуальных стадиях следователем или прокурором, все равно каждый участник процессуальных отношений прямо или косвенно находится иод защитой суда.

Отсюда вывод: если попытаться изложить все основания и способы обращения к суду, предоставленные законом каждому участнику уголовного процесса, а также акты судебного реагирования на такие обращения, то это непременно поставит перед необходимостью решить по сути неразрешимую задачу: описать в одном небольшом разделе учебника весь российский уголовный процесс со множеством его участников и сложным разнообразием возникающих между ними правоотношений. Целесообразно, на наш взгляд, поступить иначе: выделить из

§ 3. Защита прав обвиняемого л потерпевшего в уголовном суде 333

всех граждан — участников уголовного процесса тех, чьи права и законные интересы служат основным, главным предметом исследования в суде, чьи судьбы в буквальном смысле решаются в результате рассмотрения дела и вынесения приговора.

Итак, обвиняемый и потерпевший. Эти процессуальные фигуры — разнополюсиыс, их позиции, как правило, диаметрально противоположны, их усилия в процессе направлены на доказывание своей правоты и тем самым безосновательности доводов процессуального оппонента. У каждого из них есть совокупность конкретных прав, каждый из них может использовать их так, как посчитает необходимым в соответствующем случае. И в этом им должны помочь органы расследования, прокурор, суд. Есть ли в этой линии защиты прав, в обеспечении правового статуса обвиняемого и потерпевшего какие-либо приоритеты, если исходить из задач, целей уголовного судопроизводства?

На первый взгляд уголовный процесс есть прежде всего гарантия защиты общества от преступности, из чего легко сделать вывод, что главная задача процесса — защитить права потерпевшего. Но уголовный процесс одновременно и в той же мере есть и гарантия от незаконного привлечения гражданина к уголовной ответственности, гарантия от незаслуженного наказания. В органичном сочетании двух этих видов гарантий и заключены ядро, смысл всего уголовного судопроизводства. Причем защита общества от преступности может быть успешной только при условии, что его охраняют от действительных, а не мнимых преступников. Гарантия точного, безусловного установления виновности — первооснова всех процессуальных гарантий, фундамент правосудия. «Именно поэтому действующий УПК начинает перечень участников процесса с обвиняемого, его прав и гарантий их осуществления (глава третья Кодекса).

Глав;! XI. Судебная защита прав п свобод

Но есть и противоположный взгляд. Сторонники его считают, что стремление точно выяснить виновность, наделение обвиняемого широким спектром прав на защиту, усиление гарантии этих прав — все это односторонний подход, неоправданный либерализм, который в конечном счете сводится к потаканию преступнику и оставляет без защиты жертвы преступлений. На первый план, считают они, должен быть поставлен потерпевший, его права и их реализация. Эта точка зрения особенно отчетливо проявилась в проекте УПК РФ, составленном и опубликованном в 1994 г. НИИ проблем укрепления законности и правопорядка при Генеральной прокуратуре РФ. В нем потерпевший рассматривается как основная фигура процесса, открывающая перечень участников уголовного судопроизводства (гл. IV, ст. 31). Высказана такая позиция и в некоторых других работах.

§ 3. Защита прав обвиняемого и потерпевшего в уголовном суде 335

сти стоят на переднем плане как основная задача, подлежащая выяснению и реализации.

Достаточны ли для нормального отправления правосудия установленные законом права обвиняемого, надежны ли предусмотренные УПК гарантии этих прав? Есть ли в российском уголовном процессе условия для того, чтобы всегда осуществлялся конституционный принцип презумпции невиновности и каждый человек имел реальную возможность защищаться от предъявленного ему обвинения?

К сожалению, на все эти вопросы пока приходится отвечать отрицательно. Конечно, за последние годы многое изменилось в правовом статусе обвиняемого и он постепенно все более превращается в полноправного участника процесса. Медленно, шаг за тагом удается искоренять из сознания законодателей и правоприменитслей традиционный советский постулат, будто расширение прав обвиняемых ведет к их безнаказанности, плодит преступность, мешает успешной борьбе с нею, сковывает руки нашим доблестным органам расследования и поэтому некоторые отступления от этих прав в интересах дела не только возможны, но и в ряде случаев необходимы как высшее благо для общества и государства. Постепенный отказ от этого заблуждения, продиктованного ложно понятыми интересами дела, позволил ввести в наше законодательство ряд норм, обеспечивающих и успешную борьбу с преступностью, и защиту прав лиц, привлекаемых к уголовной ответственности.

Казалось бы, что может быть проще и понятнее элементарного, логически безупречного положения: как только в уголовном процессе, еще на стадии расследования, возникает обвинительная функция и появляется процессуальная фигура обвиняемого, тотчас должна возникнуть и противоположная, защитительная функция и появиться ее главный носитель — защитник? Тогда достигается естественный баланс оппонирующих сил, способный привести к установлению истины. Тем не менее до 1950 г. защитник мог участвовать только в стадии судебного разбирательства, на предварительное следствие его не допускали. Позднее он получил такое право, по только в момент, когда предварительное следствие уже было закончено. Право на защиту законодатель вводил с большой оглядкой, шел к этой цели как-то боком, зигзагами. Достаточно вспом-

Глава XI Судебная защита прав и свобод

пить неодинаковые моменты допуска защитника в дело для разных категорий обвиняемых, безуспешную попытку сгладить эти различия с помощью прокурорских полномочий, введение и поспешную отмену права обвиняемого, не владеющего языком, па котором ведется судопроизводство, обратиться к защитнику в момент предъявления обвинения и др. И только сейчас ст. 47 УПК предоставляет наконец обвиняемому нрав

http://uchebnikfree.com/prava-cheloveka_954/zaschita-prav-obvinyaemogo-poterpevshego-13747.html

Защита прав обвиняемого и потерпевшего в уголовном суде

Уголовный процесс как особый вид деятельности специ­альных государственных органов существует и необходим лишь постольку, поскольку продолжает сохраняться преступность —

‘ Надо иметь в виду, что далеко не все поступившие в Конституционный Суд жалобы были разрешены но существу. Значительная часть из-за их нсподвсдомствепиостн была направлена в компетентные государственные органы пли организации.

2 В свете сказанного невозможно согласиться с М.С.Шакаряп, будто Конституционный Суд «правосудия по конкретным делам не осуществляет» (Шакорян М.С. Указ. соч. С. 234). А в чем же тогда его функции’ И что :т> за суд, который занимается чем угодно, но только не правосудием? К сожалению, никаких доводов в обоснование своей позиции М.С. Шакаряп не приводит.

Глава XI. Судебная защита прав и свобод

негативное социальное явление, прямым следствием которого являются тяжкие нарушения прав и свобод граждан, посяга­тельства па интересы общества и государства. При расследова­нии и судебном разбирательстве конкретного дела в сферу уго­ловного процесса вовлекается, как правило, множество граж­дан, принимающих участие в этом деле в разных процессуаль­ных ипостасях — подозреваемые, обвиняемые (подсудимые), потерпевшие, свидетели, эксперты, специалисты, переводчики, понятые и др. Все они в различных формах взаимодействуют с органами дознания, предварительного следствия, прокуратурой и судом, а также друг с другом как участники процесса, т. с. конкретных уголовно-процсссуальиых отношений, урегулиро­ванных нормами закона.

Как и во всяком правоотношении, они обладают опреде­ленными правами и несут соответствующие обязанности, что составляет предмет процессуальных отношений. Пет такого участника, который несет только одни обязанности, но беспра­вен по отношению к своему процессуальному контрагенту, будь то орган государства, должностное лицо или гражданин. И если права участника уголовного процесса ущемлены, ограничены пли иным образом умалены, то прямой путь добиться их вос­становления — обратиться за защитой к суду. Суд — основ­ной, решающий, ключевой орган (сЬпмпиз 1Шз) во всем уго­ловном судопроизводстве, и его правоохранительная функция распространяется па всех без исключения лиц, участвующих в уголовном деле. Даже если дело не дошло до стадии судебно­го разбирательства, если оно было по каким-то причинам пре­кращено на более ранних процессуальных стадиях следовате­лем или прокурором, все равно каждый участник процессуаль­ных отношений прямо или косвенно находится иод защитой суда.

Отсюда вывод: если попытаться изложить все основания и способы обращения к суду, предоставленные законом каждо­му участнику уголовного процесса, а также акты судебного ре­агирования на такие обращения, то это непременно поставит перед необходимостью решить по сути неразрешимую задачу: описать в одном небольшом разделе учебника весь российский уголовный процесс со множеством его участников и сложным разнообразием возникающих между ними правоотношений. Целесообразно, на наш взгляд, поступить иначе: выделить из

§ 3. Защита прав обвиняемого л потерпевшего в уголовном суде 333

всех граждан — участников уголовного процесса тех, чьи пра­ва и законные интересы служат основным, главным предметом исследования в суде, чьи судьбы в буквальном смысле решают­ся в результате рассмотрения дела и вынесения приговора. Та­кими лицами, несомненно, являются, с одной стороны, обвиняе­мый, т. е. тот, кто может быть признан виновным, преступни­ком со всеми вытекающими из этого последствиями, а с дру­гой — потерпевший, т. е. лицо, которому преступлением при­чинен моральный, физический или имущественный вред и кото­рое добивается от суда наказания виновного и возмещения вреда. Вот об этих процессуальных фигурах и пойдет в первую оче­редь речь, когда возникает вопрос об обеспечении прав граж­дан в уголовном процессе.

Итак, обвиняемый и потерпевший. Эти процессуальные фигуры — разнополюсиыс, их позиции, как правило, диамет­рально противоположны, их усилия в процессе направлены на доказывание своей правоты и тем самым безосновательности доводов процессуального оппонента. У каждого из них есть совокупность конкретных прав, каждый из них может исполь­зовать их так, как посчитает необходимым в соответствующем случае. И в этом им должны помочь органы расследования, про­курор, суд. Есть ли в этой линии защиты прав, в обеспечении правового статуса обвиняемого и потерпевшего какие-либо при­оритеты, если исходить из задач, целей уголовного судопроиз­водства?

На первый взгляд уголовный процесс есть прежде всего гарантия защиты общества от преступности, из чего легко сделать вывод, что главная задача процесса — защитить права потер­певшего. Но уголовный процесс одновременно и в той же мере есть и гарантия от незаконного привлечения гражданина к уго­ловной ответственности, гарантия от незаслуженного наказа­ния. В органичном сочетании двух этих видов гарантий и зак­лючены ядро, смысл всего уголовного судопроизводства. При­чем защита общества от преступности может быть успешной только при условии, что его охраняют от действительных, а не мнимых преступников. Гарантия точного, безусловного уста­новления виновности — первооснова всех процессуальных га­рантий, фундамент правосудия. «Именно поэтому действующий УПК начинает перечень участников процесса с обвиняемого, его прав и гарантий их осуществления (глава третья Кодекса).

Глав;! XI. Судебная защита прав п свобод

Но есть и противоположный взгляд. Сторонники его счи­тают, что стремление точно выяснить виновность, наделение обвиняемого широким спектром прав на защиту, усиление га­рантии этих прав — все это односторонний подход, неоправ­данный либерализм, который в конечном счете сводится к пота­канию преступнику и оставляет без защиты жертвы преступле­ний. На первый план, считают они, должен быть поставлен по­терпевший, его права и их реализация. Эта точка зрения осо­бенно отчетливо проявилась в проекте УПК РФ, составленном и опубликованном в 1994 г. НИИ проблем укрепления закон­ности и правопорядка при Генеральной прокуратуре РФ. В нем потерпевший рассматривается как основная фигура процесса, открывающая перечень участников уголовного судопроизвод­ства (гл. IV, ст. 31). Высказана такая позиция и в некоторых других работах.

studopedia.org — Студопедия.Орг — 2014-2020 год. Студопедия не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования (0.002 с) .

http://studopedia.org/8-234706.html

§ 3. Защита прав обвиняемого и потерпевшего в уголовном суде

Уголовный процесс как особый вид деятельности специальных государственных органов существует и необходим лишь постольку, поскольку продолжает сохраняться преступность — негативное социальное явление, прямым следствием которого являются тяжкие нарушения прав и свобод граждан, посягательства на интересы общества и государства. При расследовании и судебном разбирательстве конкретного дела в сферу уголовного процесса вовлекается, как правило, множество граждан, принимающих участие в этом деле в разных процессуальных ипостасях — подозреваемые, обвиняемые (подсудимые), потерпевшие, свидетели, эксперты, специалисты, переводчики, понятые и др. Все они в различных формах взаимодействуют с органами дознания, предварительного следствия, прокуратурой и судом, а также друг с другом как участники процесса, т. е. конкретных уголовно-процессуальных отношений, урегулированных нормами закона.

Достаточны ли для нормального отправления правосудия установленные законом права обвиняемого, надежны ли предусмотренные УПК гарантии этих прав? Есть ли в российском уголовном процессе условия для того, чтобы всегда осуществлялся конституционный принцип презумпции невиновности и каждый человек имел реальную возможность защищаться от предъявленного ему обвинения?

К сожалению, на все эти вопросы пока приходится отвечать отрицательно. Конечно, за последние годы многое изменилось в правовом статусе обвиняемого и он постепенно все более превращается в полноправного участника процесса. Медленно, шаг за шагом удается искоренять из сознания законодателей и правоприменителей традиционный советский постулат, будто расширение прав обвиняемых ведет к их безнаказанности, плодит преступность, мешает успешной борьбе с нею, сковывает руки нашим доблестным органам расследования и поэтому некоторые отступления от этих прав в интересах дела не только возможны, но и в ряде случаев необходимы как высшее благо для общества и государства. Постепенный отказ от этого заблуждения, продиктованного ложно понятыми интересами дела, позволил ввести в наше законодательство ряд норм, обеспечивающих и успешную борьбу с преступностью, и защиту прав лиц, привлекаемых к уголовной ответственности.

Казалось бы, что может быть проще и понятнее элементарного, логически безупречного положения: как только в уголовном процессе, еще на стадии расследования, возникает обвинительная функция и появляется процессуальная фигура обвиняемого, тотчас должна возникнуть и противоположная, защитительная функция и появиться ее главный носитель — защитник? Тогда достигается естественный баланс оппонирующих сил, способный привести к установлению истины. Тем не менее до 1950 г. защитник мог участвовать только в стадии судебного разбирательства, на предварительное следствие его не допускали. Позднее он получил такое право, но только в момент, когда предварительное следствие уже было закончено. Право на защиту законодатель вводил с большой оглядкой, шел к этой цели как-то боком, зигзагами. Достаточно вспомнить неодинаковые моменты допуска защитника в дело для разных категорий обвиняемых, безуспешную попытку сгладить эти различия с помощью прокурорских полномочий, введение и поспешную отмену права обвиняемого, не владеющего языком, на котором ведется судопроизводство, обратиться к защитнику в момент предъявления обвинения и др. И только сейчас ст. 47 УПК предоставляет наконец обвиняемому право в любом деле иметь защитника с момента предъявления обвинения.

Больше того, впервые получил право воспользоваться помощью защитника и подозреваемый, если он задержан или арестован. Правда, из сопоставления ст. 47 и 122 УПК следует, что задержанный лишь спустя сутки может встретиться с защитником. Этот срок чрезмерно велик. Кроме того, он расходится с правилом ст. 48 Конституции РФ, предоставляющей каждому задержанному право пользоваться помощью защитника с момента задержания. Думается, срок пребывания подозреваемого под стражей до встречи с защитником должен быть сокращен до шести, в крайнем случае до двенадцати часов.

Как это ни парадоксально, но в нашем уголовно-процес-суальном законодательстве никогда не было нормы, разрешающей защитнику иметь свидания с обвиняемым без ограничения их числа и продолжительности (такая норма содержалась только в Положении о предварительном заключении под стражу от 11 июля 1960 г.). Законодатель как-то уж очень стыдливо вводил право на свидания. В ст. 51 УПК об этом праве говорилось в общей форме (причем речь шла о свидании, а не свиданиях); когда же защитник знакомился с материалами оконченного расследования, то получал право на свидание (опять одно!) с обвиняемым наедине (ст. 202 УПК). И только в 1992 г. все эти сомнительные формулировки были заменены безоговорочным правилом: с момента допуска к участию в деле защитник вправе иметь свидания с обвиняемым и подозреваемым (о подозреваемых раньше и речи быть не могло) наедине без ограничения их количества и продолжительности. В этих же статьях вместо прежнего права защитника выписывать из дела «необходимые сведения» (кому необходимые? для чего необходимые?) появилась более точная и верная формулировка: выписывать «любые сведения и в любом объеме».

Еще одна мера, направленная на усиление гарантий прав личности, — разрешение защитнику участвовать не только на предварительном следствии, но и при производстве дознания. Раз на дознании фигурируют подозреваемый и обвиняемый, значит, должен быть и защитник. Прежние ограничения, существовавшие более тридцати лет и касавшиеся почти пятой части всех расследуемых уголовных дел, т. е. тех, по которым материалы дознания служат основанием для рассмотрения дела в суде, отменены (ст. 120 УПК).

Поправки, внесенные в УПК 15 июня 1996 г., не только расширили право обвиняемого и подозреваемого на свидания с защитником, но и предоставили им право на свидания с родственниками и иными лицами. Кроме того, УПК предусмотрел их право на переписку, чего раньше никогда не было. Порядок и условия предоставления этих прав определяются Федеральным законом от 15 июля 1995 г. «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений».

Ряд изменений, внесенных в УПК в 1992 г., усилил гарантии важнейшего права человека и гражданина — права на свободу и неприкосновенность. Еще в 1973 г., когда СССР ратифицировал Международный пакт о гражданских и политических правах, раздавались голоса, что мы должны, выполняя требования пакта (п. 4 ст. 9), предусмотреть в законе право каждого задержанного или арестованного безотлагательно предстать перед судом, который проверил бы правильность ограничения свободы и либо подтвердил его, либо отменил. Но тогда власти предержащие не услышали эти голоса, вернее, не захотели услышать. То же самое повторилось и в 1975 г. при подписании СССР Хельсинкских соглашений. Только Копенгагенское (1990 г.) и Московское (1991 г.) совещания Конференции по человеческому измерению СБСЕ подвигли советское, а затем и российское правительство на реализацию взятых на себя международных обязательств. В итоге УПК был дополнен нормами о праве арестованного на судебную проверку правильности заключения его под стражу (ст. 11, 46, 52), а также развернутой процедурой проверки в суде законности и обоснованности ареста или продления срока заключения под стражу (ст. 2021 и 2202).

Но при этом надо иметь в виду, что Конституция Российской Федерации допускает арест, заключение под стражу и содержание под стражей только по судебному решению (ст. 22). Из этого следует, что санкцию (согласие) на заключение под стражу впредь должен давать не прокурор, а суд или судья. И тогда автоматически отпадает надобность в специальной судебной проверке законности и обоснованности заключения под стражу, поскольку во всех случаях эта мера будет применяться не чиновником, а представителем судебной власти.

Но для того, чтобы все вопросы о санкционировании арестов или об отказе в санкции решал только суд, требуется существенная организационно-кадровая перестройка судебной работы. Сделать это сразу невозможно. Нужен определенный переходный период. Поэтому в «Заключительных и переходных положениях» Конституции записано: «До приведения уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации в соответствие с положениями настоящей Конституции сохраняется прежний порядок ареста, содержания под стражей и задержания лиц, подозреваемых в совершении преступления» (п. 6).

Подобной оговорки нет в переходных положениях применительно к судебным решениям, ограничивающим тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, разрешающим проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц. С момента вступления Конституции в силу все перечисленные ограничения прав граждан могут иметь место не по усмотрению прокурора, как раньше, а только по решению суда (ст. 23, 25). Следовательно, в этих случаях на практике непосредственно применяются указанные правила Конституции, что и было разъяснено Пленумом Верховного Суда Российской Федерации в постановлении от 24 декабря 1993 г. «О некоторых вопросах, связанных с применением статей 23 и 25 Конституции Российской Федерации».

После длившейся десятилетия критики законодатель наконец-то признал ошибку, допущенную им при формулировании процедуры прекращения дела вследствие изменения обстановки (ст. 6 У ПК). Никакими аргументами невозможно было объяснить, почему при прекращении дела следователем по любому нереабилитирующему основанию (истечение срока давности, амнистия, передача на поруки и т. д.) обвиняемый вправе был настаивать на своей реабилитации по суду, а если дело прекращалось ввиду изменения обстановки, что, конечно, не реабилитировало обвиняемого, его лишали возможности требовать направления дела в суд1. Чтобы решить этот простейший, на наш взгляд, вопрос, потребовалось вмешательство Конституционного Суда РФ, который 28 октября 1996 г. рассмотрел жалобу О. В. Сушкова, просившего признать неконституционной ст. 6 УПК, не позволявшую ему добиваться реабилитации по суду. Конституционный Суд признал, что «уголовное дело не может быть прекращено, если лицо против этого возражает и ходатайствует о продолжении производства по делу. В этом случае производство по делу должно продолжаться в обычном порядке». Именно так решен этот вопрос в новой редакции ст. 6УПК.

В соответствии с конституционным велением «заочное разбирательство уголовных дел в судах не допускается» (ч. 2 ст. 123). На столь высоком уровне этот запрет раньше никогда не фиксировался, хотя в УПК это правило было записано (ст. 246). Разумеется, принцип очного, т. е. с участием обвиняемого, разбирательства дела относится прежде всего к суду первой инстанции, где устно и непосредственно исследуются все доказательства, в том числе выслушиваются объяснения и возражения обвиняемого, и выносится приговор. Это положение, на наш взгляд, в комментариях не нуждается.

http://www.pravo.vuzlib.su/book_z1046_page_51.html

Читайте так же:  Куда нести квитанцию об оплате административного штрафа
Защита прав обвиняемого и потерпевшего
Оценка 5 проголосовавших: 1