Совершенствование административного правонарушения

Полезное по теме: "Совершенствование административного правонарушения" от специалистов простым языком. Если необходимо уточнить актуальность на 2020 год, а также задать вопрос, то обращайтесь к дежурному юристу.

О необходимости и путях совершенствования законодательства об административных правонарушениях (Старостин С.А.)

Дата размещения статьи: 10.07.2014

Значительно сложнее будет усовершенствовать кодификацию составов административных правонарушений, поскольку придется не только «вычистить» то, что уже есть в материальной части действующего КоАП РФ, но, главное, включить в нее все то, что разбросано по многим федеральным законам, и то, что целесообразно будет перенести из других действующих кодексов. Например, все составы правонарушений из главы 6 Налогового кодекса РФ должны быть перенесены в соответствующую главу особенной части АК РФ, остальные статьи этой главы НК РФ при этом за ненадобностью утратят силу. То же самое предстоит сделать и с главой 25 Арбитражного процессуального кодекса РФ «Рассмотрение дел об административных правонарушениях».
Итак, проблема совершенствования законодательства об административных правонарушениях созрела, требует решения, но сегодня мы должны выработать максимально единое мнение по очень важным и дискуссионным вопросам, чтобы не оставить законодателю возможности по своему усмотрению принимать непродуманное и неосознанное решение.

Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту:

Вернуться на предыдущую страницу

http://lexandbusiness.ru/view-article.php?id=2268

Совершенствование административной ответственности в контексте систематизации составов административных правонарушений в сфере исполнительного производства [1]

Данная статья была скопирована с сайта https://www.sovremennoepravo.ru

В.А. ГУРЕЕВ,

зав. кафедрой организации службы судебных приставов и исполнительного производства РПА Минюста России, кандидат юридических наук, доцент

В настоящее время к компетенции органов службы судебных приставов отнесено рассмотрение следующих административных правонарушений:

— нарушение сроков и (или) порядка доставки (вручения) адресату судебных извещений (ст. 13.26 КоАП РФ);

— незаконное использование слов «судебный пристав», «пристав» и образованных на их основе словосочетаний (ст. 17.8.1 КоАП РФ)[2];

— нарушение законодательства об исполнительном производстве (части 1 и 3 ст. 17.14 КоАП РФ);

— неисполнение содержащихся в исполнительном документе требований неимущественного характера (ст. 17.15 КоАП РФ).

При этом если первые два правонарушения являются сравнительно нечасто встречающимися в правоприменительной практике, то последние два, наоборот, порождают, пожалуй, основную долю административно-юрисдикционной активности службы в рамках производства по делам об административных правонарушениях[3].

Объективная сторона указанных двух составов административных правонарушений обобщенно связывается с неисполнением или ненадлежащим исполнением требований, содержащихся в исполнительном документе, в рамках уже возбужденного исполнительного производства. Так, невыполнение законных требований судебного пристава-исполнителя, предоставление должником недостоверных сведений о своих правах на имущество, несообщение об увольнении с работы, о новом месте работы, учебы, месте получения пенсии, иных доходов или месте жительства образует объективную сторону правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 17.14 КоАП РФ. Конструкция «невыполнение законных требований судебного пристава-исполнителя» применяется и в ч. 3 ст. 17.14 КоАП РФ, где субъектом административного правонарушения выступает лицо, не являющееся должником.

В то же время ч. 3 ст. 6 Закона об исполнительном производстве устанавливает юридическую ответственность за невыполнение законных требований судебного пристава-исполнителя.

Таким образом, оказывается, что невыполнение указанных требований одновременно влечет и применение мер принудительного исполнения в отношении должника в рамках исполнительного производства, и юридическую ответственность в рамках производства по делам об административных правонарушениях.

Иными словами, один юридический факт приводит к инициированию сразу двух разновидностей административно-юрисдикционного процесса.

Представляется, что такое положение дел далеко от оптимального: административная ответственность, бесспорно, должна дополнять применяемое в рамках исполнительного производства административное принуждение, однако уточняя и усиливая его в зависимости от конкретных обстоятельств исполнительного производства.

Едва ли выдерживается принцип правовой определенности при наличии ситуации, когда судебный пристав-исполнитель способен привлекать должника к административной ответственности в течение всего процесса исполнения актов юрисдикционных органов практически исходя лишь из собственного усмотрения значимости требования, не исполненного должником[4].

В свою очередь это позволяет утвердительно говорить о существовании потребности в закреплении совокупности составов административных правонарушений, дополняющих, но не подменяющих собой исполнительное производство и, кроме всего, адекватно отражающих потребности современного правового оборота в рассматриваемой сфере. При этом предложение о целесообразности сгруппировать в отдельную главу КоАП РФ административные правонарушения в процессе исполнительного производства, сформулированное, в частности, в рамках диссертационного исследования М.С. Десятиком[5], мы склонны оценивать скептически как лишенное какого-либо практического значения и смысла.

Признавая вынужденный характер законодательного решения об отнесении к юрисдикции Службы рассмотрения дел об административных правонарушениях, предусмотренных статьями 13.26 и 17.8.1 КоАП РФ, мы усматриваем перспективный вектор развития указанной юрисдикции в дальнейшем уточнении перечня административных правонарушений именно в рамках исполнительного производства.

Исполнение требований имущественного и неимущественного характера как категории исполнительных производств, конкретный размер долга, а также личность и поведение должника — все это не может не продуцировать специфику административной деликтности в исполнительном производстве и, соответственно, должно формировать характеристики, значимые для закрепления конкретных составов административных правонарушений.

По нашему мнению, разграничение составов административных правонарушений должно быть проведено исходя из следующих категорий исполнительного производства:

— по имущественным взысканиям;

Читайте так же:  Порядок обжалования постановления апелляционной инстанции

— по требованиям неимущественного характера.

Концептуальность приведенного размежевания состоит в специфике тех административных наказаний, которые должны применяться в отношении правонарушителей.

Так, если мы говорим о взыскании денежных средств, требованиях о передаче имущества, то, как представляется, законодатель последовательно должен делать акцент на имущественных санкциях для должника-правонарушителя. В то время как при неисполнении требований неимущественного характера (к примеру, о восстановлении на работе, выселении или вселении, сносе самовольной постройки, административном приостановлении деятельности) приоритет должен быть, напротив, отдан административно-правовому воздействию на личность должника.

Разумеется, не следует абсолютизировать сказанное, поскольку наилучший эффект часто достигается сочетанием методов воздействия, что в нашем случае будет обеспечиваться посредством комплексного административного принуждения правонарушителя, сочетающего воздействие в рамках исполнительного производства с дополнительным административным принуждением в рамках производства по делам об административных правонарушениях.

К первой группе административных правонарушений следует отнести неисполнение должником (исполнение не в полном объеме) требований исполнительного документа имущественного характера:

— об обращении взыскания на имущество в течение 30 дней с момента истечения срока, установленного для добровольного исполнения;

— об обращении взыскания на имущество в течение 60 дней с момента истечения срока, установленного для добровольного исполнения.

Полагаем, наиболее адекватными видами административных наказаний за перечисленные выше правонарушения должны стать предупреждение, административный штраф, а также лишение должника специального права, предоставленного физическому лицу.

Вторая группа административных правонарушений связана с неисполнением должником требований неимущественного характера по истечении 30- и 60-дневного срока, установленного для добровольного исполнения. При этом существующая сегодня модель, когда каждый новый срок, предоставляемый должнику судебным приставом-исполнителем для исполнения требования неимущественного характера, сопровождается наложением нового административного штрафа (ст. 17.15 КоАП РФ), оказывается неработоспособной.

Здесь обнаруживается определенная специфика названной категории исполнительных производств: должник часто отказывается от исполнения установленного требования в связи с принципиальным его неприятием по причине, предположим, существующего конфликта между ним и взыскателем (как правило, более ярко выраженным, чем по имущественным взысканиям).

На этом фоне уплата административного штрафа рассматривается многими в качестве некой компенсации за отстаивание своей позиции, а административное наказание в результате не достигает своих целей. В этой связи правильным видится избрание иного подхода к выбору административного наказания, ориентированного в первую очередь на личность должника. В качестве одного из возможных наказаний, наряду со штрафом, здесь следует рассматривать административный арест должника, а также лишение его специального права, предоставленного физическому лицу.

Общим для этих двух групп административных правонарушений должно выступать неисполнение (исполнение не в полном объеме) должником требований исполнительного документа об обращении взыскания на имущество в срок, установленный для добровольного исполнения. Наиболее предпочтительная санкция за это правонарушение — административный штраф.

В известной степени данный состав административного правонарушения по существу призван заменить собой действующий ныне институт исполнительского сбора, правовая природа которого нуждается в переосмыслении.

Самостоятельным составом административного правонарушения целесообразно закрепить и неисполнение лицом, не являющимся должником, законных требований судебного пристава-исполнителя, которое, в частности, может быть выражено в непредоставлении информации, в отказе от получения конфискованного имущества. Квалифицированным составом в таком случае может выступать утрата лицом исполнительного документа либо несвоевременное отправление этого документа. Санкции за данное правонарушение могут сочетать как имущественное воздействие, так и воздействие на личность правонарушителя.

1 Статья подготовлена на основе доклада, сделанного автором на IV Международной научно-практической конференции «Современные проблемы обращения взыскания на имущество должников и пути их решения: национальные подходы в повышении эффективности исполнения исполнительных документов» (18—20 сентября 2013 г., Екатеринбург).

2 Этот состав был введен в КоАП РФ в соответствии с Федеральным законом от 06.12.2011 № 410-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон “О судебных приставах» и отдельные законодательные акты Российской Федерации»» // СЗ РФ. 2011. № 50. Ст. 7352.

3 Например, в 2011 году по статьям 17.14 и 17.15 КоАП РФ было возбуждено в совокупности

181 606 дел об административных правонарушениях; в 2013 году таких дел оказалось чуть меньше — 175 056 (данные приведены с официального сайта ФССП России по состоянию на 19 февраля 2013 г.).

4 К примеру, если должник предоставляет запрашиваемую судебным приставом-исполнителем ин-формацию с нарушением срока, предположим на один день, с формальной точки зрения действия первого образуют объективную сторону административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 17.14 КоАП РФ, что с наших позиций является необоснованным.

5 См.: Десятик М.С. Административное принуждение в исполнительном производстве: автореф.

http://www.sovremennoepravo.ru/m/articles/view/%D0%A1%D0%BE%D0%B2%D0%B5%D1%80%D1%88%D0%B5%D0%BD%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%BE%D0%B2%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D0%B5-%D0%B0%D0%B4%D0%BC%D0%B8%D0%BD%D0%B8%D1%81%D1%82%D1%80%D0%B0%D1%82%D0%B8%D0%B2%D0%BD%D0%BE%D0%B9-%D0%BE%D1%82%D0%B2%D0%B5%D1%82%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%B5%D0%BD%D0%BD%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B8-%D0%B2-%D0%BA%D0%BE%D0%BD%D1%82%D0%B5%D0%BA%D1%81%D1%82%D0%B5-%D1%81%D0%B8%D1%81%D1%82%D0%B5%D0%BC%D0%B0%D1%82%D0%B8%D0%B7%D0%B0%D1%86%D0%B8%D0%B8-%D1%81%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B0%D0%B2%D0%BE%D0%B2-%D0%B0%D0%B4%D0%BC%D0%B8%D0%BD%D0%B8%D1%81%D1%82%D1%80%D0%B0%D1%82%D0%B8%D0%B2%D0%BD%D1%8B%D1%85-%D0%BF%D1%80%D0%B0%D0%B2%D0%BE%D0%BD%D0%B0%D1%80%D1%83%D1%88%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B9-%D0%B2-%D1%81%D1%84%D0%B5%D1%80%D0%B5-%D0%B8%D1%81%D0%BF%D0%BE%D0%BB%D0%BD%D0%B8%D1%82%D0%B5%D0%BB%D1%8C%D0%BD%D0%BE%D0%B3%D0%BE-%D0%BF%D1%80%D0%BE%D0%B8%D0%B7%D0%B2%D0%BE%D0%B4%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%B0-1

Совершенствование законодательства РФ о правонарушениях в области спорта: международные и национальные тенденции

Рубрика: Гражданское право и процесс

Дата публикации: 04.12.2019

Статья просмотрена: 4 раза

Библиографическое описание:

Шибаров М. Г., Гончарук С. В. Совершенствование законодательства РФ о правонарушениях в области спорта: международные и национальные тенденции // Новый юридический вестник. — 2019. — №7. — С. 17-21. — URL https://moluch.ru/th/9/archive/148/4673/ (дата обращения: 16.02.2020).

В научной статье автор представил анализ административной и уголовной ответственности за совершение правонарушений в области спорта, дал краткую оценку происходящим изменениям в законодательстве РФ по рассматриваемому вопросу, определил основные направления совершенствования правового регулирования юридической ответственности за совершение правонарушений в данной сфере. Автором в научной статье осуществлен краткий сравнительно-правовой анализ статьи 6.18 Кодекса Российской федерации об административных правонарушениях; а также статей 230.1–230.2 уголовного Кодекса Российской Федерации.

Ключевые слова: правонарушения в области спорта, административные правонарушения и ответственность, преступления и уголовная ответственность, допинг, запрещенная субстанция, запрещенный метод, нарушение антидопинговых требований, спорт.

Отечественное законодательство о составах правонарушений в области спорта и отдельных видах юридической ответственности за их совершение развивается постепенно, прежде всего, с учетом запросов современной российской действительности и влияния различных факторов, в том числе международных тенденций, норм и принципов, организаций в этой области.

Читайте так же:  Как заявить срок исковой давности

Так, одним из правовых последствий международного допингового скандала вокруг России, возможности участвовать спортсменов Российской Федерации в крупных мировых спортивных соревнованиях под национальным российским флагом, а также принимать и проводить данные спортивные мероприятия на своей территории стало введение в 2011 году в ст. 6.18 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее — КоАП РФ) [4] административной ответственности специальных субъектов (тренера, специалиста по спортивной медицине или иных специалистов в области физической культуры и спорта) за нарушение установленных законодательством РФ о физической культуре и спорте требований о предотвращении допинга в спорте и борьбе с ним.

Сложность изучения данной темы заключается в том, что в России практически отсутствуют комплексные, в том числе монографические и диссертационные работы, направленные на исследования правонарушений в области спорта и юридической ответственности за их совершение. Отдельные вопросы рассматриваются в научных статьях Е. С. Крыловой [7], И. В. Кудашовой [8], А. А. Мохова [9], А. В. Чеботарева [10] и др.

В течение практически восьми лет с момента введения в действие статьи 6.18 КоАП РФ российское государство за совершение данного административного правонарушение предусматривало возможность применения к виновному лицу только одного вида административного наказания — дисквалификации. Также важно отметить, что сами спортсмены за умышленное нарушение данных требований к административной ответственности не привлекались.

С 12 мая 2019 году в связи с принятием и введением в действие Федерального закона от 01.05.2019 № 96-ФЗ «О внесении изменений в статьи 3.5 и 6.18 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» [6] российский законодатель коренным образом пересмотрел свое отношение к административной ответственности за совершение данного правонарушения.

Во-первых, в Российской Федерации впервые предусмотрена административная ответственность в отношении спортсменов за умышленное использование ими или попытку использования запрещенной субстанции и (или) запрещенного метода.

Во-вторых, федеральный законодатель к распространителям допинга (запрещенной субстанции и (или) запрещенного метода) отнес и самих спортсменов, тем самым устранил имевшийся проблем в законодательстве об административных правонарушениях.

В-третьих, пересмотрена объективная сторона данного административного правонарушения, «содействие» заменено на «распространение», что предполагает совершение иных действий со стороны виновного лица.

В-четвертых, федеральный законодатель полностью отказался от применения к вышеуказанным субъектам (спортсменам, тренерам, специалистам по спортивной медицине и иным специалистам в области физической культуры и спорта) за совершение правонарушений, запрещенных обеими частями ст. 6.18 КоАП РФ, административного наказания в виде дисквалификации, заменив его на административный штраф.

В-пятых, в ч. 2 ст. 6.18 КоАП РФ указывается, что административная ответственность за данное деяние применяется, если оно не влечет за собой более строгого вида юридической ответственности — уголовной.

По мнению автора, полный отказ на законодательном уровне от применения дисквалификации как административного наказания в отношении тренеров и других специалистов как в области физической культуры и спорта, так и в области спортивной медицины, необоснован.

Думается, что установление даже значительных по размеру административных штрафов за совершение данных правонарушений будет менее действенным наказанием, нежели угроза потерять свою работу и статус за совершение неправомерных действий.

Следует внести предложение о дополнении ст. 6.18 КоАП РФ следующей административно-правовой нормой: «в случае совершения специальными субъектами административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 рассматриваемой статьи, повторно, то в качестве административного наказания применять к таким лицам именно дисквалификацию на срок до трех лет».

В то же время следует отметить, что одной из возможных причин отказа федеральным законодателем применения дисквалификации как административного наказания является несоблюдение работодателем порядка расторжения трудового договора во исполнение соответствующего постановления по делу об административном правонарушении. В своем исследовании И. В. Кудашова отмечает, что «на практике часто происходит так, что дисквалифицированный тренер или медицинский работник увольняется по собственному желанию, по соглашению сторон, по какому-либо другому основанию, и запись о дисквалификации в трудовую книжку не вносится. Затем он устраивается на работу в другую организацию и продолжает заниматься той же деятельностью, хотя такого права у него нет» [8, с.29].

В случае дополнения ст. 6.18 КоАП РФ частью о возможности привлечения к административной ответственности спортсменов, тренеров за повторное совершение данного правонарушения в виде дисквалификации, необходимо:

Видео (кликните для воспроизведения).

– ввести механизм реального исполнения данного постановления, в том числе законодательного запрета увольнения таких лиц по собственному желанию при поступлении работодателю вступившего в законную силу соответствующего судебного акта,

– установить административную ответственность в отношении работодателя, заключившего трудовой договор (контракт) с дисквалифицированным лицом без надлежащей его проверки (по аналогии со ст. ч. 2 ст. 14.23 КоАП РФ).

Читайте так же:  Уклонение от административного ареста

Помимо административной ответственности за нарушение антидопинговых требований, в Российской Федерации предусмотрена также и уголовная ответственность (230.1–230.2 Уголовного кодекса Российской Федерации — далее УК РФ) [5].

Следует обратить внимание на то, что федеральный законодатель модифицируя ст. 6.18 КоАП РФ осуществил попытку решить проблемы пересечения и совпадения состава административного правонарушения со смежными составами соответствующих уголовно-наказуемых деяний. Данная проблема получила широкое освещение в научной литературе [10, с. 82; 7, с. 38]. В отличие от законодательства РФ в области административных правонарушений к уголовной ответственности за совершение уголовно-наказуемых деяний привлекаются только специальные субъекты: тренера, специалисты по спортивной медицине либо иные специалисты в области физической культуры и спорта. Преступления, предусмотренные ст. 230.1 и 230.2 УК РФ, также отличаются от состава административных правонарушений, предусмотренных ст. 6.18 КоАП РФ объективной стороной их совершения и наступившими правовыми последствиями. Начиная с 12 мая 2019 года, склонение заведомо несовершеннолетнего спортсмена к использованию субстанций и (или) методов, запрещенных для использования в спорте, является только уголовно-наказуемым деянием.

Правоприменительная практика и по делам об административных правонарушениях, и по уголовным делам за неправомерные деяния в области спорта в России не значительна.

Практически данные статьи УК РФ могут никогда не заработать, поскольку склонять спортсменов станут не непосредственно указанные в статье субъекты (тренер и т. д.), а другие лица, возможно и по негласной просьбе тренера. Это могут быть родственники, друзья, продавцы спортивного питания и т. д. Следует поддержать мнение А. В. Чеботарева об исключении из данных уголовно-правовых статей указаний на то, что к уголовной ответственности за совершение деяний, составляющих объективную сторону рассматриваемых преступлений, может совершить только специальный субъект [10, с.83].

Введенные с 12 мая 2019 года нововведения в ст. 6.18 КоАП РФ не сняли всех противоречий между соответствующими административными правонарушениями и преступлениями. Так, правоприменитель, рассматривая и разрешая дела данной категории, должен четко развести понятия: «распространение», «склонение» и «использование», т. к. правильное их понимание непосредственно влияет на дальнейшую квалификацию совершенного деяния и применяемые к виновному лицу меры наказания: административного или уголовного характера. Федеральный законодатель растолковал только понятие «склонение» в примечании к ст. 230.1 УК РФ, но, к сожалению, не раскрыл понятие «распространение» в примечании к ст. 6.18 КоАП РФ и «использование» к ст. 230.2 УК РФ.

Таким образом, в результате ратификации Россией в 2006 году Международной конвенции по борьбе с допингом в спорте [1], Всемирного антидопингового кодекса Всемирного антидопингового агентства (ВАДА) [2] и других международных правовых актов в сфере противодействия допингу Российская Федерация обратила внимание на необходимость совершенствования правового регулирования юридической ответственности за совершения правонарушений в области спорта, поэтапно вводя административную (2011г.) и уголовную ответственность (2016г.).

Следующим этапом развития отечественного законодательства, направленного на предотвращение допинга в спорте и борьбы с ним, под влиянием международных актов, норм и принципов станут: разработка и внедрение механизма обращения взыскания на доходы и имущество спортсменов, тренеров, врачей и других специалистов в области физической культуры и спорта, полученные от государственных и негосударственных структур за спортивные достижения на соревнованиях различного ранга, в случае последующего выявления совершения ими нарушений антидопинговых правил и применения к ним санкций уполномоченными организациями; уточнение уголовной, административной и дисциплинарной ответственности и соответствующих мер воздействия на спортсменов, тренеров, врачей и других специалистов в области физической культуры и спорта за нарушение антидопингового законодательства на основе результатов правоприменительной практики.

Данные задачи закреплены в разделе I Национального плана борьбы с допингом в российском спорте, принятом Независимой общественной антидопинговой комиссией 01.02.2017г. [3]

Следует поддержать А. А. Мохова, что в настоящее время в борьбе с допингом на территории Российской Федерации недооценен потенциал гражданско-правовой ответственности и гражданско-правовых средств и механизмов борьбы с ним [9,с.521]. Так, в качестве существенного условия в заключаемый договор со спортсменом и тренером, спортивным врачом и иными лицами необходимо включать в качестве безоговорочное соблюдение ими антидопинговых правил, а также установление гражданско-правовой ответственности за их нарушение.

По результатам проведенного исследования можно сделать следующие выводы:

Во-первых, ратифицированные Россией международные акты в области противодействия распространению допинга определили сущность и содержание национальной политики в этой сфере, в том числе направления правового регулирования юридической ответственности за нарушение антидопинговых требований.

Во-вторых, в настоящее время правотворческая деятельность в рассматриваемой области общественных отношений направлена на установление административной и уголовной ответственности за нарушение антидопинговых требований. Первоначально федеральным законодателем была введена в 2011 году административная ответственность, в 2016 году — уголовная, в 2019 году — серьезному изменению подверглась ст. 6.18 КоАП РФ.

В тоже время все имеющиеся теоретико-прикладные противоречия между административной и уголовной ответственностью в данной сфере не были сняты и требуют дальнейшей проработки с учетом результатов правоприменительной практики.

В-третьих, следует рассмотреть вопрос о возврате дисквалификации как административной меры наказания за совершение административных правонарушений в области спорта.

В-четвертых, в качестве субъектов преступления в области спорта необходимо привлекать всех лиц, совершающих данные преступные деяния, независимо от наличия статуса тренера или спортивного медика.

В-пятых, при определении направлений совершенствования правового регулирования юридической ответственности за правонарушения в области спорта, следует обратить внимание на возможности гражданско-правовой ответственности в этой сфере общественных отношений, в том числе путем включения в качестве существенного условия в гражданско-правовые и трудовые договоры в сфере спорта обязанности по соблюдению антидопинговых требований.

Читайте так же:  Тест загрязнение и охрана окружающей среды

http://moluch.ru/th/9/archive/148/4673/

Совершенствование законодательства и правоприменительной практики об освобождении от административной ответственности по малозначительности правонарушений (по

На правах рукописи

Клюшников Игорь Александрович

СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА

И ПРАВОПРИМЕНИТЕЛЬНОЙ ПРАКТИКИ ОБ ОСВОБОЖДЕНИИ ОТ АДМИНИСТРАТИВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ

ПО МАЛОЗНАЧИТЕЛЬНОСТИ ПРАВОНАРУШЕНИЙ

(ПО МАТЕРИАЛАМ ТАМОЖЕННЫХ ОРГАНОВ)

Специальность 12.00.14 – Административное право; административный

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата

Работа выполнена в государственном казенном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Российская таможенная

Научный руководитель доктор юридических наук, профессор Абрамов Анатолий Михайлович,
Официальные оппоненты: Воронов Алексей Михайлович, доктор юридических наук, профессор Центр правовых основ развития
госуправления и гражданского общества
Финансового университета при Правительстве Российской Федерации, директор Зубач Анатолий Васильевич, кандидат юридических наук, доцент Российская таможенная академия, заведующий кафедрой таможенного права
Ведущая организация Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Московский университет Министерства внутренних дел Российской Федерации »

Защита диссертации состоится 22 мая 2013 года в 14.30 часов на заседании совета по защите диссертаций на соискание ученой степени кандидата наук, на соискание ученой степени доктора наук Д 310.001.02 при государственном казенном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Российская таможенная академия» по адресу: 140009, г. Люберцы Московской области, Комсомольский проспект, д. 4, аудитория 233 (зал заседаний Ученого совета).

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке государственного казенного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Российская таможенная академия».

Автореферат разослан 18 апреля 2013 года.

Ученый секретарь диссертационного совета И.В. Глазунова

I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы диссертационного исследования.

Отсутствие нормативного закрепления дефиниции малозначительного административного правонарушения1, а также его критериев создает негативные предпосылки для формирования неоднозначной судебной практики, при которой законность отдельных решений ставится под очевидное сомнение. Наличие названных обстоятельств приводит к проблемам дефицита легитимности судебной власти.

Предпринятые Высшим Арбитражным Судом РФ и Верховным Судом РФ (далее – ВАС РФ и ВС РФ) попытки3 дать разъяснения и упорядочить применение положений рассматриваемой статьи ясности не только не принесли, но и добавили еще больший элемент запутанности, изложив
правовую позицию в отношении одной и той же оценочной категории в каждом из случаев по-разному.

Теоретические утверждения большинства представителей отечественной научной мысли, чьи научные предпочтения лежат в области учения о административно-правовой малозначительности, свидетельствуют в пользу необходимости скорейшей разработки и последующего нормативного закрепления понятия малозначительного административного правонарушения, а также его критериев.

Правовая позиция представителей судебной власти (на всех уровнях), будучи солидарной с представленными выше теоретическими воззрениями, едино проявляется в следующем: правовая природа нормы ст. 2.9 КоАП России как диспозитивной и содержащей оценочное понятие, определяемая ею специфика правоприменительного процесса объективно порождают потребность выработки единых критериев малозначительности административного правонарушения в целях реализации принципов законности, обеспечения единообразия правоприменительной практики, предсказуемости результата решения правоприменительного органа4.

Диспозитивный характер ст. 2.9 КоАП России позволяет «манипулировать» ее оценочностью в «угоду» лицам, противоправность действий которых получает, порой недолжную оценку. Исходя из этого, актуальность предложенной темы приобретает весьма важное значение, позволяющее свести к минимуму неограниченное ранее субъективное усмотрение, а также частично преодолеть проявления коррупционной направленности.

Отсутствие единых правовых условий применения анализируемой нормы создает в ряде случаев условия для корректировки статистических показателей, связанных, к примеру, с количеством решений, вынесенных с применением ст. 2.9 КоАП России в определенном отчетном периоде. Следуя обозначенным показателям, уполномоченное лицо юрисдикционного либо судебного органа допускает возможность признания малозначительным административного правонарушения, которое фактически таковым не является. В иных же случаях, когда обстоятельства совершения и общий контекст административного дела, напротив, объективно указывают на малозначительность правонарушения, последнее таковым не признается.

Состояние научной разработанности темы исследования. На сегодняшний день вопросам малозначительности административного правонарушения в юридической литературе уделено неоправданно мало внимания. В последние годы на ниве проблем, связанных с малозначительностью деяния, защищены следующие диссертации: Багиров Ч. М. «Малозначительность деяния и ее уголовно-правовое значение», 2005, специальность 12.00.08, а также Степанов В.В. «Малозначительность правонарушения в российском праве», 2009, специальность 12.00.01. Между тем, в настоящий момент отсутствуют научные исследования, посвященные вопросам комплексного исследования административно-правовой малозначительности, а исследуемая проблематика существует всего лишь в форме научных монографий, статей, личных мнений юристов-практиков, тогда как результаты указанных выше исследований вряд ли смогут найти практическое применение в деятельности административных органов.

Объектом диссертационного исследования являются правоотношения, возникающие по поводу освобождения субъектов правоотношений от административной ответственности ввиду малозначительности правонарушения.

Предмет диссертационного исследования составляют правовые нормы, лежащие в основе правового регулирования освобождения от административной ответственности за совершение малозначительных административных правонарушений, официальные нормативные разъяс­нения о порядке применения нормы права о малозначительном административном правонарушении, материалы судебной практики судов общей юрисдикции и арбитражных судов, дела об административных правонарушениях, положения правовой доктрины по обозначенной проблематике.

Целью диссертационного исследования является комплексное исследование административно-правового механизма, определяющего условия и порядок освобождения от административной ответственности ввиду малозначительности правонарушения, определение его сущности, правовой природы и особенностей, разработка предложений по совершенствованию действующего законодательства об освобождении от административной ответственности за совершение малозначительных административных правонарушений, реализация которых позволит сформировать единообразную правоприменительную практику судебных и иных юрисдикционных органов.

Читайте так же:  Несанкционированная свалка это и их классификация

Для достижения поставленной цели определены следующие задачи:

– изучить и проанализировать содержание и сущность малозначи­тельного административного правонарушения;

– провести комплексный анализ признаков малозначительного административного правонарушения;

– исследовать правовую природу, место и значение административно-правовой малозначительности в системе норм национального права;

– обобщить практику применения таможенными и судебными органами нормы права о малозначительном административном правонарушении;

– определить направления совершенствования законодательства об освобождении от административной ответственности за совершение малозначительных правонарушений, разработать дефиницию и критерии (основания оценки) малозначительного административного правонарушения;

– разработать и обосновать предложения по совершенствованию нормативно-правового регулирования и правоприменительной практики таможенных органов по освобождению от административной ответственности ввиду малозначительности правонарушения.

Теоретическую основу исследования составили труды отечественных и зарубежных ученых-правоведов, уделявших внимание вопросам изучения особенностей малозначительного правонарушения. Принципиальное значение для формирования научной позиции автора имели идеи и взгляды таких ученых, как С.С. Алексеев, А.Б. Агапов, Д.Н. Бахрах, А.Е. Бахлаев, С.Н. Бочаров, С.Н. Братусь, И.А. Галаган, И.И. Веремеенко, Т.А. Гуменюк, А.С. Дугенец, П.С. Ефимичев, А.А. Иванов, С.А. Иванова, Л.А. Калинина, С.Д. Князев, Н.С. Кожевников, А.П. Коренев, А.П. Кузнецов, Н.Ф.Кузнецова, Д.А. Липинский, А.В. Минашкин, Д.В. Осинцев, Б.В. Россинский, И.С. Самощенко, Е.Н. Сидоренко, Л.А. Сидоркина, Ю.П. Соловей, М.С. Студенкина, В.Г. Татарян, О.И. Тиунов, М.Х. Фарукшин, Н.Ю. Хаманева, Р.Л. Хачатурова, О.Н. Шерстобоев, Н.С. Шигин, А.Ю. Якимов и некоторых других.

Нормативно-правовую основу исследования составили Конституция Российской Федерации, международно-правовые акты, Таможенный кодекс Таможенного союза, федеральные законы, Налоговый кодекс РФ, Уголовный кодекс РФ, Кодекс РФ об административных правонарушениях, указы Президента РФ, постановления и распоряжения Правительства РФ, нормативные правовые акты министерств и ведомств (приказы ГТК России, приказы ФТС России, совместные приказы министерств и ведомств), касающиеся вопросов правового регулирования освобождения от административной ответственности за совершение малозначительных административных правонарушений.

Эмпирическую основу исследования составили:

– материалы судебной практики (решения и постановления арбитражных судов), опубликованные по результатам рассмотрения дел об административных правонарушениях за период 2005-2012 г.г.;

– судебные решения по жалобам на постановления таможенных органов о привлечении к административной ответственности за указанный период;

– материалы обобщения судебной практики, проведенного судами высших инстанций: ВАС РФ и ВС РФ;

– обобщенные статистические сведения управления таможенных расследований и дознания ФТС России, оперативных таможен по результатам рассмотрения дел об административных правонарушениях;

– дела об административных правонарушениях: общее количество подвергшихся анализу дел составило 1978, из которых по 1476 делам решения о прекращении административного производства в связи с малозначительностью правонарушения было принято сотрудниками таможенных органов; по 299 делам аналогичные по своему характеру решения состоялись в судах общей юрисдикции и арбитражных судах;

– материалы анкетирования: общее количество подвергшихся анкетированию респондентов составило 120, из них 12 судей (мировых; федеральных; арбитражных), 14 работников органов прокуратуры (транспортные прокуроры, заместители транспортных прокуроров, помощники транспортных прокуроров), сотрудники Челябинской, Ханты-Мансийской и Нижневартовской таможен.

– личный опыт правоприменительной деятельности диссертанта в таможенных органах РФ с 2002 г. в том числе, в отделе административных расследований Челябинской и Ханты-Мансийской таможен.

Проведенное исследование позволило сформулировать и обосновать положения и выводы, выносимые на защиту.

1. Сформулировано авторское понятие малозначительного административного правонарушения, которое определяется как противоправное, виновное действие (бездействие) физического или юридического лица, хотя формально и содержащее признаки состава административного правонарушения, но с учетом характера совершенного правонарушения, размера вреда, тяжести наступивших последствий, степени пренебрежения требованиями формальных правил, а также роли лица, его совершившего, причинившее несущественный вред охраняемым законом общественным отношениям.

Диссертант утверждает, что представленная правовая конструкция, есть компромисс между волей законодателя о возможности освобождения от административной ответственности ввиду малозначительности административных правонарушений и позицией высшего правоприменителя о необходимости оценки данного вида правонарушений в качестве малозначительных. Представленное утверждение позволяет автору прийти к выводу о том, что исследуемая категория, являясь, по сути, объективной, существует вне нашего сознания, при этом, подлежит субъективной оценке, т.е. является объектно-субъектной.

2. Сформулированы признаки малозначительного административного правонарушения: формальная противоправность; виновность (в различных ее формах); наказуемость (как угрозу применения наказания); низкая степень общественной вредности; отсутствие существенного вреда для охраняемых законом общественных отношений; незначительная степень пренебрежения требованиями формальных правил; характер общественной вредности (объект посягательства); характер действий делинквента.

Диссертантом доказано, что совокупность названных признаков, определяет малозначительность административного правонарушения как качество, присущее каждому из элементов его состава.

Обосновано, что «степень пренебрежения требованиями формальных правил» есть признак, имеющий безусловно-квалифицирующее значение при отнесении к области применения ст. 2.9 КоАП России административных правонарушений с формальными составами.

Комплексный анализ характера правонарушения позволил привести авторскую формулировку, а также разработать «систему административных наказаний», являющуюся стандартом оценки степени общественной вредности административного правонарушения. Наличие указанной системы создает условия для отграничения малозначительных административных правонарушений от их общего количества.

Видео (кликните для воспроизведения).

http://dislib.ru/yuridicheskie/3860-1-sovershenstvovanie-zakonodatelstva-pravoprimenitelnoy-praktiki-ob-osvobozhdenii-ot-administrativnoy-otvetstvennosti-po-maloznachite.php

Совершенствование административного правонарушения
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here