Обзор рассмотрения дел об административных правонарушениях

Полезное по теме: "Обзор рассмотрения дел об административных правонарушениях" от специалистов простым языком. Если необходимо уточнить актуальность на 2020 год, а также задать вопрос, то обращайтесь к дежурному юристу.

О правовых позициях по административным делам из Обзора ВС № 2

Как уже писала «АГ», 4 июля Президиум Верховного Суда утвердил Обзор судебной практики ВС РФ № 2 за 2018 г. Документ содержит 49 правовых позиций судебных коллегий ВС по различным делам, разъяснения по вопросам, возникающим в судебной практике, а также обзор решений международных судебных органов.

Судебная коллегия по административным делам ВС включила в него лишь пять примеров. При этом адвокат АП г. Москвы Василий Ваюкин обратил внимание, что судебные акты по трем из них были отменены коллегией: «Нарушения, послужившие основанием для отмены, настолько явные, что остается только недоумевать, почему эти дела стали в итоге предметом рассмотрения в Верховном Суде, а нарушения, допущенные в первой инстанции, не были устранены судами следующих инстанций». В свою очередь юрист юридической фирмы «Борениус» Артем Берлин высказал мнение, что Обзор в этой части получился довольно рутинным.

Так, в п. 41 Обзора приведена позиция по делу № 57-КГ18-1, согласно которой при отсутствии в исполнительном документе требований имущественного характера, а также при отсутствии судебного акта о наложении ареста на имущество должника у судебного пристава-исполнителя отсутствуют правовые основания для наложения ареста на это имущество.

Юрист юридической фирмы «Борениус» Артем Берлин считает, что назвать новой эту позицию нельзя: «Ограничения полномочий в данном случае прямо вытекают из Закона об исполнительном производстве и ранее были закреплены в Постановлении Пленума ВС РФ от 17 ноября 2015 г. № 50 “О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства”».

Однако Василий Ваюкин, считает, что включение данного дела в Обзор показывает, что приставы продолжают допускать неправомерные действия при исполнении судебных актов, а суды неправильно оценивают такие действия и неправильно применяют нормы права.

«В данном деле суд первой инстанции исходил из того, что законодательство об исполнительном производстве не содержит запрета на арест имущества должника с целью прекращения осуществления им определенной деятельности при условии длительного неисполнения решения суда. Между тем в сфере исполнительного производства применяется административно-правовой метод регулирования, при котором действует принцип “разрешено то, что прямо разрешено”, – пояснил Василий Ваюкин. – Во исполнение судебного акта о наложении ареста на имущество ответчика судебный пристав производит арест и устанавливает только те ограничения и только в отношении того имущества, которые указаны судом. Однако в данном случае в исполнительном листе отсутствовали требования имущественного характера, а в материалах дела не имелось доказательств принятия судебного акта о наложении ареста на имущество должника. То есть у пристава отсутствовали предусмотренные законом основания для наложения ареста на имущество должника».

Таким образом, по мнению эксперта, Судебная коллегия подчеркнула, что объем требований взыскателя и меры принудительного исполнения должны быть соотносимы.

В п. 42 Обзора Судебная коллегия разъяснила, что решение, являющееся основанием для ограничения доступа к сайту, принимается судом общей юрисдикции в порядке административного судопроизводства. При этом администратор доменного имени, а также владелец сайта, заявляющий о нарушении своих прав, признаются лицами, чьи права, свободы и законные интересы затрагиваются указанным решением суда (Определение № 78-КГ17-101).

По словам Артема Берлина, разъяснение об ограничении доступа к сайту по заявлению прокуратуры является наиболее значимым для практики из всех пяти приведенных в Обзоре позиций по административным делам. «Сложилась обширная практика блокировок сайтов по таким заявлениям, – пояснил он, – причем суды, как правило, не выясняют личность владельца сайта и не привлекают его к участию в деле».

По мнению эксперта, ВС РФ сформулировал важную позицию о том, что решения о блокировках затрагивают интересы владельцев сайтов: если таковых удается выявить, суды должны привлекать их к участию в деле. Владельцам также должна предоставляться возможность апелляционного обжалования. «Эта позиция призвана обеспечить хотя бы минимальный уровень состязательности в делах о блокировках. Обзор заслуживает внимания уже потому, что в него вынесли это дело», – резюмировал Артем Берлин.

В п. 43 приведена позиция Коллегии по делу, касающемуся административного искового заявления о психиатрическом освидетельствовании гражданина в недобровольном порядке (Определение № 22-КГ17-21).

Указано, что оно может быть удовлетворено судом лишь в случае, если будет установлено, что гражданин совершает действия, дающие основания предполагать наличие у него тяжелого психического расстройства, обусловливающего его беспомощность (неспособность самостоятельно удовлетворять основные жизненные потребности) или существенный вред здоровью вследствие ухудшения психического состояния, если лицо будет оставлено без психиатрической помощи. Также обстоятельством, имеющим значение для правильного разрешения дела, является отказ или уклонение гражданина от добровольного психиатрического освидетельствования.

По мнению экспертов «АГ», дело попало в Обзор из-за большого количества нарушений, допущенных нижестоящими судами. «По всей видимости, был неправильно определен предмет доказывания; не были подтверждены полномочия конкретного врача на подачу заявления; ответчик не был надлежащим образом извещен; не было обеспечено право на защиту», – считает Артем Берлин.

«В материалах дела отсутствуют сведения о совершении лицом действий, свидетельствующих о наличии у него тяжелого психического расстройства. Лицо не было надлежаще извещено о времени и месте рассмотрения дела. Также судом не были соблюдены требования об участии в таких делах представителя либо о назначении адвоката в качестве представителя», – добавил Василий Ваюкин.

Наиболее интересным Василий Ваюкин назвал приведенный в п. 44 вывод Судебной коллегии о том, что заготовка гражданами древесины для собственных нужд имеет характер льготы и предполагает социальную поддержку соответствующих категорий граждан, в связи с чем стоимость объема древесины для собственных нужд граждан не может быть равной стоимости того же объема, заготавливаемого в целях предпринимательской деятельности (Определение № 48-АПГ18-1).

Адвокат отметил, что оспариваемый нормативный правовой акт (постановление правительства области) по сравнению с ранее действовавшим правовым регулированием предусматривал значительный рост ставок за 1 куб. м леса в среднем на 200 и более процентов, что не имело экономического обоснования и привело к тому, что покупка лесных насаждений для собственных нужд граждан в целях заготовки деловой древесины стала для них экономически невыгодной, а для некоторых категорий граждан – финансово недоступной. «В данном деле суд первой инстанции защитил права граждан, не позволив власти региона произвольно изменять ставки платы по договорам купли-продажи лесных насаждений. Представляется, что такой подход возможен и в иных случаях, когда региональные власти без достаточного обоснования резко повышают ставки или тарифы для населения», – подытожил Василий Ваюкин.

Читайте так же:  Загрязнение окружающей среды классификация загрязнителей

В п. 45 Обзора также вошла позиция ВС РФ, касающаяся создания особо охраняемых природных территорий местного значения, высказанная в Определении № 74-АПГ17-16. Указано, что такое право предоставлено органам местного самоуправления лишь на земельных участках, находящихся в собственности соответствующего муниципального образования. Артем Берлин отметил, что в данном случае Верховный Суд лишь подтвердил решения областных судов, установившие несоответствие региональных актов в сфере лесопользования федеральному законодательству.

http://www.advgazeta.ru/obzory-i-analitika/o-pravovykh-pozitsiyakh-po-administrativnym-delam-iz-obzora-vs-2/

Может ли рассматривать дело об административном правонарушении лицо, составившее протокол по этому делу?

Диспозиция проста по содержанию. Лицо, составившее протокол по делу об административном правонарушении № 1, тут же или через некоторый промежуток времени рассматривает по существу дело об административном правонарушении № 1 с вынесением соответствующего постановления по делу об административном правонарушении.

Первая же мысль приходит о грубом нарушении закона об административной ответственности – «судья» и «следователь» совмещены в одном лице. И в первую же очередь хочется подтвердить эту позицию (и обрадоваться) точкой зрения Верховного Суда РФ, неважно, где она выражена. И тут встревает два неприятных сюрприза:

1. На прямой вопрос в лоб Верховному Суду РФ последовал ответ без ответа: «Таким образом, Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях устанавливает право должностных лиц или органов, уполномоченных рассматривать дела об административных правонарушениях, кроме судей, составлять протоколы об административных правонарушениях. В случае несогласия с постановлением по делу об административном правонарушении гражданин, в отношении которого вынесено это постановление, а также другие лица, имеющие в силу ст. 30.1 КоАП РФ право обжалования такого постановления, не лишены возможности обжаловать его в районный суд» (Обзор судебной практики Верховного Суда РФ от 07.04.2004 «Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за четвертый квартал 2003 года»).

2. Верховный Суд РФ в относительно свежем решении от 22.01.2016 № 36-АД15-5 отстаивает позицию «можно» в ситуации, когда должностное лицо Роструда само составило протокол по ч. 2 ст. 5.27.1 КоАП РФ в отношении ООО и само же его рассмотрело. Районный суд заключил по делу: «Должностное лицо, составившее протокол об административном правонарушении, не вправе рассматривать дело о данном административном правонарушении по существу». Но это разбилось о безукоризненную резолюцию Верховного Суда РФ: «Нормы, содержащей запрет на рассмотрение дела должностным лицом, составившим протокол об административном правонарушении, Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях не содержит».

Теперь пороемся в подходе высшей судебной инстанции. Сам обожаю этот довод – на самом деле он очень ценен. Ибо когда в дырявом КоАП РФ не можешь ничего понять по очередному казусу местного значения, то действительно, нет лучше приема, чем прекратить споры и рассуждать как школьники – «прямо не написано / прямо написано».

Но «школьным» методом можно дойти и до противного – а в КоАП РФ нет и разрешения на рассмотрение дела об административном правонарушении лицом, составившим протокол.

Чем можно еще оправдать подход, когда разрешается рассматривать протокол лицу, ему же его составившему? Наверное, тем, что, переходя на позиции высшей прагматичности, КоАП РФ и законы субъектов РФ – это законы оперативности. Если в битве за каждую условно 1000 рублей штрафа (даже понимая, что для многих людей это существенные деньги) проводить процедуры, достойные рассмотрения уголовного дела о коррупции, то тогда и оперативность из закона исчезает. Притом довод об «оперативности» находит в себе массу подтверждений: и сжатые сроки, и поверхностная со множеством дыр регламентация процедур, и судебная практика, отодвигающая массу процессуальных нарушений от термина «существенные», и так далее.

Буквальный подход Верховного Суда РФ превращает рассмотрение дела в пустую формальность, убивает ведомственный контроль за своими же подчиненными, а также устраняет то звено в виде «должностного-лица-специалиста», которое более компетентно в изучении обстоятельств дела и специальных норм закона, чем, скажем так, лицо, которое по закону рассматривает «всё».

Поэтому предлагаю ряд позиций, по которым можно попробовать переубедить Верховный Суд РФ. Ведь его мнения редко бывают окончательными и бесповоротными.

(а) Любопытна находка, что некоторые заключения Верховного Суда РФ с очевидностью притягиваются за уши к обозначенному вопросу. А это уже само по себе уменьшает плотность накопленного Верховным Судом РФ опыта по вопросу «лицо может рассмотреть по существу дело по собственному протоколу», что в свою очередь дает надежду для маневра.

К примеру, есть справка «Правонарушения в области дорожного движения: судебная практика применения КоАП РФ», подготовленная до системы КонсультантПлюс (Панкова О.В., 2014), где автор справки указывает: «В соответствии с правовой позицией Верховного Суда РФ, выраженной в Обзоре судебной практики за I квартал 2007 г., уполномоченное должностное лицо вправе рассмотреть дело об административном правонарушении в день составления протокола, поскольку никаких ограничений по этому поводу КоАП не установил. В целом судебная практика и ранее шла по этому пути, однако до появления названного разъяснения отсутствовало единообразное понимание того, вправе ли одно и то же должностное лицо составить протокол об административном правонарушении и вынести постановление по делу. В частности, некоторые судьи считали, что такая позиция не является правомерной, поскольку «никто не может быть судьей в собственном деле». Верховный Суд РФ не воспринял данный подход, указав на то, что уполномоченное должностное лицо вправе составить протокол и рассмотреть дело в один день при соблюдении предусмотренного ст. 25.1 КоАП РФ права лица, привлекаемого к административной ответственности, участвовать в рассмотрении дела и воспользоваться услугами адвоката».

Парадокс в том, что такого мнения Верховного Суда РФ в самом Обзоре не видно. Там описана возможность оформления протокола и рассмотрения дела в один день. При этом не указано, кто именно это должен делать: «Вынесение постановления по делу об административном правонарушении в день составления протокола об административном правонарушении возможно при соблюдении предусмотренного ст. 25.1 КоАП РФ права лица, привлекаемого к административной ответственности, участвовать в рассмотрении дела и воспользоваться услугами адвоката».

Проще говоря, Верховный Суд РФ по вопросу «может ли лицо рассмотреть по существу дело по собственному протоколу» в Обзоре судебной практики за I квартал 2007 г. не указал ничего.

Читайте так же:  Административный штраф в размере 500 рублей

Есть распространенное мнение, выраженное в том числе здесь, что якобы Верховный Суд РФ в постановлении от 24.03.2005 № 5 (пункт 10) имел ввиду, что раз должностные лица, составившие протокол, не являются участниками производства по делу об административном правонарушении, то они не вправе проводить административное разбирательство и выносить постановление по делу об административном правонарушении. Данный довод обычно приводится в совокупности с другими – лицо не может надлежаще провести проверку по ст. 29.1 КоАП РФ, не может само себе отправить протокол и т.д.

Но опять же – если почитать постановление, Верховный суд РФ имел ввиду не это. Высшая судебная инстанция в пункте 10 постановления фактически напоминала, что в главе 25 КоАП РФ нет ни слова про лиц, составляющих протоколы об административных правонарушениях. И там указывалось на лишение их права заявлять отводы и ходатайства. И поэтому притягивать мнение Верховного Суда РФ в постановлении № 5 в совокупность аргументации не совсем корректно.

(б) Что бы ни говорил сейчас Верховный Суд РФ, а нижестоящие суды частенько отстаивали противоположную позицию. Если свести воедино в какой-нибудь жалобе накопленную аргументацию местной практики, то можно попробовать Верховный Суд РФ продавить снизу. Привожу эти судебные позиции.

Б.1. По результатам анализа ст.ст. 28.8, 29.1, 29.4, 29.9 КоАП РФ делается вывод, что лицо, рассматривая собственный же протокол, не способно «объективно оценить правильность составления протокола и всех других документов, приобщенных к протоколу, оценить законность получения доказательств, а также произвести возвращение протокола невозможно; вынесение постановления о прекращении производства по делу также требует объективной оценки составленного протокола и приобщенных к нему документов» (решение Большесосновского районного суда Пермского края от 14.04.2015 по делу № 12-25/2015; решение Пермского краевого суда от 07.05.2014 по делу № 7-514/2014-21-327-2014).

Б.2. «В соответствии с ч. 2 ст. 29.2 КоАП РФ должностное лицо не может рассмотреть дело в случае, если это лицо лично, прямо или косвенно заинтересовано в разрешении дела. Таким образом, Кодекс об административных правонарушениях РФ не предусматривает возможности составления протокола об административном правонарушении и последующего рассмотрения дела одним и тем же должностным лицом ГАИ» (решение Орджоникидзевского районного суда г. Магнитогорска от 09.11.2010 по делу № 12-341/2010).

Б.3. «КоАП РФ не содержит норм, предоставляющих право одному должностному лицу одновременно составлять протокол об административном правонарушении и рассматривать дело об административном правонарушении с вынесением постановления о применении административного наказания… Однако должностное лицо, действующее на стадии возбуждения дела об административного производства и направившего собственноручно составленный протокол на рассмотрение, уже полагает, что материалов по делу достаточно, а ошибок нет. При таких обстоятельствах это должностное лицо при рассмотрении дела и вынесении постановления будет исходить из первоначальных своих же установок о законности и достаточности собранных материалов по делу, а в случае обнаружения ошибок будет склонно к их утаиванию, т.е. будет заинтересовано в разрешении дела» (решение Череповецкого городского суда Вологодской области по делу № 12-608/2013 от 11.07.2013).

http://zakon.ru/Blogs/mozhet_li_rassmatrivat_delo_ob_administrativnom_pravonarushenii_lico_sostavivshee_protokol_po_etomu_/56263

«Муниципальные» (?!) нормы о производстве по делам об административных правонарушениях

Статья 1.1 КоАП РФ говорит ясно: «Законодательство об административных правонарушениях состоит из настоящего Кодекса и принимаемых в соответствии с ним законом субъектов Российской Федерации об административных правонарушениях». То есть «кодекс» и «законы субъектов РФ», третьего не дано.

Но вот юристы ряда муниципалитетов убеждены в обратном. И этому не особо удивляешься, учитывая то, что ряд должностных лиц органов местного самоуправления искренне уверены, что они вовсе лишены святого дара составлять протоколы об административных правонарушениях (наверное, потому, что не открывали ни КоАП РФ, ни законодательство субъектов РФ). И подлинный кладезь демонов – это правовые акты об административных комиссиях.

«Муниципальные нормы о производстве по делам об административных правонарушениях» в них можно подразделить, на мой взгляд, на два вида: переписанные нормы и новеллы. Если классификацию перевести на русский язык, то одно дело, когда просто дублируются процессуальные нормы об административной ответственности, а другое дело, когда подменяется КоАП РФ и выдумываются новые нормы.

Теперь немного о примерах.

(1) Переписанные нормы муниципального права о производстве по делам об административных правонарушениях

В ряде муниципальных правовых актов безо всякой ссылки переписываются нормы КоАП РФ.

Так, в пункте 2.2 положения об административной комиссии района городского округа Тольятти, утвержденного постановлением мэрии городского округа Тольятти от 29 октября 2014 г. № 4038-п/1. устанавливает задачи производства по делам об административных правонарушениях: «Основными задачами производства по делам об административных правонарушениях, осуществляемого административной комиссией, являются всестороннее, полное, объективное и своевременное выяснение обстоятельств каждого дела, разрешение его в соответствии с законом, обеспечение исполнения вынесенного постановления, а также выявление причин и условий, способствовавших совершению административных правонарушений». И это несмотря на то, что данные задачи уже закреплены в статье 24.1 КоАП РФ, откуда и был «копировать-вставить» в пункт 2.2.

Если уж на то пошло, то мудрее и хитрее поступили юристы другого муниципального образования – задачи статьи 24.1 КоАП РФ были переписаны не как «задачи производства по делам об административных правонарушениях», а как «основная задача административной комиссии» (пункт 1.3 Положения об административной комиссии муниципального образования «Город Саратов», утвержденного постановлением главы администрации г. Саратова от 19 апреля 2007 г. № 250).

Но и саратовцы проглядели. Вот вроде есть у них пункт 2.1 положения, который по всем вопросам отсылает к КоАП РФ. Но «но»: «2.2. По результатам рассмотрения дела об административном правонарушении административной комиссией выносится постановление или определение». И это притом, что статьей 29.9 КоАП РФ «Виды постановлений и определений по делу об административном правонарушении» виды решений уже регламентированы.

Возвращаясь к тому же тольяттинскому положению, в нем, помимо прочего, переписываются нормы федерального законодательства о подготовке к рассмотрению дела об административном правонарушении, о задачах производства по делам об административных правонарушениях, отдельные нормы о непосредственно рассмотрении дел об административных правонарушениях.

А знаете, что интересно? Предпосылок не было для таких норм, ни для переписывания, ни для выдумывания! В той же статье 3 Закона Самарской области «Об административных комиссиях на территории Самарской области» от 25 апреля 2006 г. № 37-ГД черным по белому написано:

«1. Административная комиссия рассматривает дела об административных правонарушениях, предусмотренных Законом Самарской области «Об административных правонарушениях на территории Самарской области» в пределах полномочий, определенных данным Законом.

Производство по делам об административных правонарушениях, назначение и исполнение административного наказания осуществляются в порядке, установленном Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях…».

Может возникнуть искушение заключить, что в переписывании норм КоАП РФ подвоха и изъяна нет. Но уголовное законодательство и манипуляции с ним – прекрасная платформа для демонстрации абсурдности идеи. Представьте, что будет, если в правовые акты, которые не носят название «Уголовный кодекс Российской Федерации 1996 г.» (да те же программы по борьбе с преступностью, профилактике коррупции), будут копироваться нормы об уголовной ответственности. Вдобавок само копирование только накручивает угрозу: мало того, что переписанная норма действует, так она еще и после очередного принятого законопроекта может войти в конфликт с содержанием федеральной нормы.

Читайте так же:  Истечение срока давности исполнения административного правонарушения

(2) Новеллы муниципального права о производстве по делам об административных правонарушениях

(а) Сначала рубрика условно «без комментариев». Я реально не знаю, под каким вдохновением юрист писал Положение об административной комиссии при администрации района, утвержденного решением Муниципального совета Ивнянского района от 10.04.2008 № 4/32.

«Административный штраф устанавливается статьями закона Белгородской области «Об административных правонарушениях на территории Белгородской области». Характерно установление штрафа за административное правонарушение с указанием его минимальных и максимальных пределов, за которые не вправе выйти орган административной юрисдикции, что создает наиболее благоприятные условия для индивидуализации наложения штрафа, учета при выборе его размера характера совершенного правонарушения, личности нарушителя, степени его вины, имущественного положения, обстоятельств, смягчающих и отягчающих административную ответственность» (статья 6) (это, видимо, неумышленное «копировать-вставить» из чьего-то готового реферата).

«Весь ход производства должен воспитывать граждан в духе точного и неуклонного соблюдения Конституции Российской Федерации, законов и других действующих правовых и нормативных актов, добросовестного выполнения гражданами своих обязанностей» (статья 14) (ну, хоть в каком-то муниципальном районе о правовом воспитании задумались – это ж, , не следует из КоАП РФ (?!)).

«Руководство и контроль за деятельностью комиссии осуществляет в порядке надзора прокуратура»; «Соблюдение требований законодательства при применении мер воздействия за административные правонарушения обеспечивается систематическим прокурорским надзором, правом обжалования, другими установленными законодательством способами» (статьи 12, 15) (просто местная прокуратура, видимо, не в курсе, поэтому им дано соответствующее указание (?!); большей пощечины от муниципалов придумать сложно – они ж фактически указывают федеральной власти).

Видео (кликните для воспроизведения).

« Иностранные граждане, лица без гражданства и иностранные юридические лица, совершившие на территории административные правонарушения, подлежат административной ответственности на общих основаниях » (статья 20) (?!).

« Вынесение постановления обязательно и в том случае, когда лицо, привлекаемое к административной ответственности, признано невиновным или когда взыскание не наложено» (статья 29) (как так?!)

И это не считая прочих ляпов и переписываний. Так это Положение, судя по данным СПС, еще и изменялось на 2014 год!

(б) Пункт 7.8 вышеуказанного тольяттинского положения гласит: «Дело об административном правонарушении должно быть рассмотрено в течение 15 дней со дня поступления протокола об административном правонарушении, но не позднее двух месяцев со дня совершения административного правонарушения».

Юмор в том, что статья 29.6 КоАП РФ «Сроки рассмотрения дела об административном правонарушении» такого положения не содержит. Возможно, здесь при составлении было какое-то скрещивание норм о сроке рассмотрения дела и об общем сроке давности привлечения к административной ответственности. И в статье 4.5 КоАП РФ говорится не о рассмотрении дела, а несколько о другом: «Постановление по делу об административном правонарушении не может быть вынесено по истечении двух месяцев … со дня совершения административного правонарушения…». Иными словами, делать буквальную привязку «срока рассмотрения дела» к «сроку давности» КоАП РФ не дает. Это сплошь и рядом, когда дело рассматривается после истечения срока давности и выносится постановление о прекращении производства по делу.

(в) По моему субъективному мнению, можно усмотреть подмену замысла федерального законодателя в пункте 3.5 Положения о порядке деятельности административной комиссии города Клинцы Брянской области, утвержденного решением Клинцовского городского совета народных депутатов от 22 августа 2007 г. № 3-1/316: «При рассмотрении дела об административном правонарушении ведется протокол, в котором указываются наименование и состав комиссии, дата и место проведения заседания, сведения о явке лиц, участвующих в деле, содержание рассматриваемого дела, объяснения лиц, участвующих в рассмотрении дела. В протокол заносятся сведения о принятом комиссией постановлении и разъяснении порядков и сроков его обжалования».

По логике, именно по законодательной логике, в деятельности административной комиссии может быть предусмотрено ведение каких-либо внутренних документов (например, те же реестры, аналитические записки, уведомления несознательным гражданам о необходимости уплатить штраф в срок – они же ведутся и составляются, но в КоАП РФ о них ни слова). Но это не может касаться процессуальных документов, регламентация формы и содержания которых октроирована КоАП РФ (если только речь не идет о бланке, в который вписываются данные, предусмотренные законодательством об административной ответственности).

А Клинцовский городской совет своей нормой о «протоколе заседания» подменяет «протокол о рассмотрении дела об административном правонарушении» (ст. 29.8 КоАП РФ). Мало того, что переименовал его, так еще и не предусмотрел отображение всех сведений, а именно отводов и ходатайств, документов, исследованных при расследовании дела, сведения об извещении отсутствующих лиц в установленном порядке. Если допустить иное, что, мол, можно придумывать некие параллельные суррогаты, то можно дойти и до суррогатов протоколов об административных правонарушениях, актов о приостановлении рассмотрения дела и т.д.

Некоторый недостаток видится и в пункте 3.6 положения, в нем говорится буквально: «Рассмотрев дело об административном правонарушении, комиссия выносит одно из следующих постановлений: а) о наложении административного взыскания; б) о прекращении дела производством». По своему буквальному толкованию, данная норма как бы исключает возможность вынести определение (часть 2 статьи 29.9 КоАП РФ). Ведь даже в части 1 статьи 29.9 КоАП РФ сказано, что постановление может быть вынесено.

Вообще интересно, что в справочно-правовой системе есть сведения о протесте прокуратуры на это положение, но по нему были погашены только пункты 4 – 6 положения.

И так далее. Все-таки это блог, а не монография.

P . S . Сведения о признании утратившими силу всех вышеуказанных актов на официальных сайтах органов власти и в справочно-правовых системах отсутствуют.

http://zakon.ru/Blogs/municipalnye__normy_o_proizvodstve_po_delam_ob_administrativnyh_pravonarusheniyah/46035

В чем проблемы действующего КоАП? // Обсуждение реформы Кодекса для журнала «Закон»

Журнал «Закон» обратился ко мне с просьбой прокомментировать концепцию нового Кодекса об административных правонарушениях РФ. С согласия редакции дублирую текст своего комментария для пользователей портала «Закон.ру».

Читайте так же:  Протокол об административном правонарушении гпн

Действующий КоАП РФ имеет много недостатков несмотря на то, что он действует уже 17 лет и по основным спорным вопросам выработана практика.

Самым существенным недостатком, по-моему, является безграничное усмотрение, предоставляемое должностным лицам административных органов и судьям при рассмотрении и пересмотре дел. Это вызвано недостаточной определенностью норм КоАП РФ, большим количеством оценочных категорий.

Например, ст. 2.9 Кодекса предусматривает возможность освободить лицо, совершившее административное правонарушение, от административной ответственности и ограничиться устным замечанием при малозначительности административного правонарушения.

Однако КоАП не определяет, какое именно правонарушение следует считать малозначительным. В итоге при схожих обстоятельствах в одном деле правонарушение признается судьей или должностным лицом малозначительным, а в другом — нет. Высшие суды в свое время попытались дать ориентиры нижестоящим судам[1]. Но в любом случае все эти категории оценочные и усмотрения не отменяют. А сама необходимость разъяснений говорит лишь о том, что КоАП в этой части недостаточно конкретен.

Ряд статей КоАП РФ содержат такой квалифицирующий признак объективной стороны, как «угроза причинения вреда жизни или здоровью граждан, окружающей среде, жизни или здоровью животных и растений». Способа определить, есть такая угроза или нет, КоАП не сообщает. Как мы понимаем, наличие угрозы не всегда очевидно, а оценка этого обычно требует специальных знаний.

Но очень часто должностные лица и даже судьи перестраховываются и на всякий случай без каких-либо доказательств и обоснований приходят к выводу, что угроза все-таки возникла. Нередко в материалах дела в качестве доказательств этого приводятся распечатки какой-нибудь статьи из Интернета, причем наличие у ее автора специальных знаний неочевидно.

Следующая важная проблема — многие статьи особенной части КоАП не конкретизируют состав правонарушения. В частности, неясно, за какое именно деяние назначается административная ответственность.

Например, ст. 6.28 предусматривает административный штраф за нарушение установленных правил в сфере обращения медицинских изделий. Статья 14.43 предусматривает штраф за нарушение изготовителем, исполнителем (лицом, выполняющим функции иностранного изготовителя), продавцом требований технических регламентов, будь то маркировка продукции, требования к сопроводительной документации или несоблюдение требований к качеству продукции. И т.п. Практика исходит из того, что административная ответственность применяется, если обязанность соблюдать соответствующее требование предусмотрена отраслевым актом, причем даже подзаконным. Более того, мне известны случаи, когда лицо привлекали к административной ответственности за нереализацию предоставленного права — добровольной сертификации!

Далее, одно и то же деяние может быть квалифицировано по разным статьям КоАП РФ. Есть правило: приоритет над общей нормой имеет специальная. Но для того, чтобы правоприменителям было понятно, какая норма специальная, а какая — общая, требуются разъяснения вышестоящего органа или суда. Это также говорит о неясности КоАП.

Еще один важный недостаток — нечетко прописанные процедуры. Для специалистов он не является существенной проблемой: разбираться в нормах закона — наша работа. Но для лиц, привлекаемых к административной ответственности, это действительно проблема, которая влечет дополнительные расходы на юриста, будь то юрист, привлеченный по условиям аутсорсинга или дополнительно взятый в штат.

Возьмем, например, порядок судебного рассмотрения дел об административных правонарушениях. Если с порядком рассмотрения дел арбитражными судами, установленным АПК, все более или менее понятно, то КоАП, который должен применяться мировыми судьями, судьями районных судов, содержит всего несколько статей, предусматривающих процедуру подготовки дела к рассмотрению, порядок, место и сроки непосредственно рассмотрения, правила составления протокола, виды выносимых постановлений и порядок их объявления и направления.

Все иные процедуры, такие как порядок ознакомления лица, привлекаемого к ответственности, его представителей, свидетелей по делу с их правами, порядок формирования дела, ознакомления с его материалами до или после судебного заседания, порядок уведомления о дате и времени рассмотрения дела, осуществляются в лучшем случае в соответствии с ГПК.

И конечно, просто прочитав главу 30, не обладая специальными знаниями и практическим опытом, очень сложно безошибочно понять, как и куда обжаловать постановления (как не вступившие, так и тем более вступившие в законную силу).

Очень хотелось бы, чтобы эти недостатки были устранены в новом КоАП РФ. Но из обсуждаемой Концепции это явно не следует. Например, Концепция, не предусматривает в качестве принципа ограничение усмотрения должностных лиц и судей при решении вопроса о привлечении к административной ответственности и назначении наказаний. Она определяет ряд оценочных категорий, но не сокращает их количество и даже предлагает ввести новые.

В частности, в п. 2.3.3 приводится определение «малозначительности», в п. 2.4.3.6 — случаи и условия освобождения от наказаний. При этом вводится такое основание для освобождения от административной ответственности, как «нецелесообразность назначения» (п. 2.5.4), и такое основание для замены одного вида наказания на другой, как невозможность исполнения наказания «по объективным причинам» (п. 2.5.8).

Остается лишь надеяться, что в Кодексе будут максимально прописаны основания признания правонарушений малозначительными, случаи и условия освобождения от наказаний, которые исключат усмотрение должностных лиц и судей при принятии решения по этим вопросам.

Принципиально новыми и наиболее интересными положениями я бы назвала следующие.

1. Выделение из КоАП норм, регламентирующих производство по делам об административных правонарушениях (п. 1 Концепции). Если процедурные вопросы будут прописаны более подробно, это может устранить существующую неясность Кодекса, о которой я говорила.

2. Исключение административной ответственности органов власти, государственных и муниципальных органов, фондов, казенных учреждений за противоправные деяния в их деятельности (п. 2.3.4.2). Основание — бюджетное финансирование и невозможность самостоятельно распоряжаться финансовыми средствами. Административная ответственность должностных лиц этих органов и организаций сохраняется.

Это предложение не соотносится с принципами справедливости и равенства, которые предлагается внести в новый КоАП РФ (п. 2.2.2), ведь имущественное и финансовое положение других субъектов административной ответственности лишь учитывается при назначении наказания, но не исключает ее.

3. Исключение административного приостановления деятельности из перечня видов административных наказаний и перенос его в перечень мер обеспечения производства по делам об административных правонарушениях (п. 2.4.1). Одновременно в перечне мер обеспечения сохраняется временный запрет деятельности. Последствия их применения одинаковые — пресечение деятельности, представляющей общественную опасность. В чем разница между этими мерами — в такой ситуации непонятно. Поскольку временный запрет будет применяться во внесудебном порядке, а приостановление деятельности — только в судебном, данная норма, как видится, будет мертвой.

В текущей редакции КоАП временный запрет применяется до окончания рассмотрения дела об административном правонарушении и назначения административного наказания, например, в виде приостановления деятельности (такое наказание также может быть назначено только в судебном порядке). В этом подходе, на мой вгляд, больше логики.

Читайте так же:  Нарушения в протоколе по административному делу

4. Распространение механизма уплаты половины суммы наложенного административного штрафа на иные административные правонарушения, не только в области дорожного движения (п. 6.1). Это может снизить нагрузку на добросовестный бизнес, увеличит собираемость штрафов.

Комментарий опубликован в рубрике «Событие. Комментарии экспертов» июльского номера журнала «Закон».

[1] См.: Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 02.06.2004 № 10 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях»; Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2005 № 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях».

http://zakon.ru/Blogs/v_chem_problemy_dejstvuyuschego_koap__obsuzhdenie_reformy_kodeksa_dlya_zhurnala_zakon/79350

Обзор практики рассмотрения дел об административных правонарушениях Арбитражным судом Вологодской области

Обзор
практики рассмотрения
дел об административных правонарушениях
Арбитражным судом Вологодской области

(по делам с участием органов Роспотребнадзора)

I. Общие положения.

II. Практика применения Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях по делам о привлечении к административной ответственности

Занятие частной медицинской практикой лицом, не имеющим лицензии на данный вид деятельности, образует состав правонарушения, предусмотренного специальной нормой, а именно, частью 1 статьи 6.2 КоАП РФ.

Суд отказал в привлечении организации к административной ответственности, предусмотренной статьей 6.14 КоАП РФ, поскольку административный орган не доказал событие правонарушения — несоответствие алкогольной продукции требованиям государственных стандартов.

Действие лицензии на осуществление медицинской деятельности (рентгенологии) не распространяется на деятельность по эксплуатации и хранению медицинского рентгеновского аппарата, подлежащую лицензированию.

Суд привлек организацию к административной ответственности, предусмотренной частью 2 статьи 14.1 КоАП РФ, за эксплуатацию и хранение оборудования, являющегося источником ионизирующего излучения (рентгеновского дентального аппарата), в отсутствие лицензии на использование источника ионизирующего излучения.
Лицензирование деятельности в области обращения с источниками ионизирующего излучения осуществляется в порядке, установленном постановлением Правительства Российской Федерации «Об утверждении Положения о порядке лицензирования деятельности в области использования источников ионизирующего излучения».
В силу пункта 4 названного Положения под деятельностью в области использования источников ионизирующего излучения понимается проектирование, конструирование, производство, размещение, эксплуатация, техническое обслуживание, хранение и утилизация источников ионизирующего излучения, проектирование, конструирование, изготовление и эксплуатация средств радиационной защиты источников ионизирующего излучения (Дело /2007).

III. Практика применения Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях по делам об оспаривании решений административных органов о привлечении к административной ответственности

При рассмотрении дел об административных правонарушениях, предусмотренных статьей 6.3 КоАП РФ, следует учитывать, что факт невыполнения лицом, привлеченным к ответственности, мероприятий производственного контроля обязан доказать административный орган.

Нарушение положений Федерального закона -ФЗ «Об ограничении курения табака», предусматривающего запрет на реализацию табачных изделий на расстоянии менее чем сто метров от границ территорий образовательных организаций, подлежит квалификации по статье 14.2 КоАП РФ, а не по статье 14.15 названного Кодекса.

Предприниматель обратился в арбитражный суд с заявлением оспаривании постановления Управления Роспотребнадзора о привлечении к административной ответственности, предусмотренной статьей 14.2 КоАП РФ.
Решением арбитражного суда в удовлетворении заявленных требований отказано.
Ссылаясь на то, что действующее законодательство не содержит норм об ограничении оборота табачных изделий, а определяет только специальные места и правила его продажи, заявитель утверждал о неправильной квалификации судом правонарушения по статье 14.2 КоАП РФ, а не по статье 14.15 названного Кодекса.
Арбитражный апелляционный суд, оставляя решение суда первой инстанции без изменения, указал, что незаконная продажа товаров (иных вещей), свободная реализация которых запрещена или ограничена законодательством, квалифицируется по статье 14.2 КоАП РФ. Поскольку предпринимателем осуществлялась продажа табачных изделий без указания на их упаковке максимальной розничной цены, а также на расстоянии менее чем сто метров от границ территории школы, в его действиях имеется объективная сторона административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена статьей 14.2 КоАП РФ (Дело /2008).

Исходя из положений части 2 статьи 23.49 КоАП РФ, начальники территориальных отделов Территориального Управления Роспотребнадзора по районам области, не наделенные полномочиями заместителя начальника Территориального Управления Роспотребнадзора, не вправе от имени административного органа рассматривать дела о правонарушениях, предусмотренных частью 1 статьи 23.49 КоАП РФ.

Отсутствие книги отзывов и предложений, информации об адресе и телефоне подразделения по защите прав потребителей не образуют состав правонарушения, ответственность за которое предусмотрена частью 1 статьи 14.8 КоАП РФ.

Муниципальное унитарное предприятие обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании незаконным постановления Управления Роспотребнадзора по Вологодской области.
Суд удовлетворил заявленные требования, указав на то, что отсутствие книги отзывов и предложений, информации об адресе и телефоне подразделения по защите прав потребителей, а также отсутствие договоров об оказании дополнительных услуг не образуют событие административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена частью 1 статьи 14.8 КоАП РФ.
Постановлением апелляционной инстанции решение суда оставлено без изменения (Дело /2007).

В предмет доказывания по делам о привлечении к административной ответственности, предусмотренной частью 2 статьи 14.8 КоАП РФ, входит факт заключения договора, содержащего условия, ущемляющие права потребителя.

Предприниматель обратился в арбитражный суд с заявлением о признании незаконным и отмене постановления о привлечении к административной ответственности, предусмотренной частью 2 статьи 14.8 КоАП РФ.
Согласно протоколу об административном правонарушении предприниматель при продаже технически сложных товаров бытового назначения заключает договоры с потребителями, при этом в текст договора вносится условие об устранении ответственности продавца за качество товаров (в частности, о недопустимости замены, возврата проданного товара) и соразмерном уменьшении цены товаров.
Суд заявленные требования удовлетворил, указав на то, что в рамках мероприятия по контролю административным органом не зафиксированы факты заключения предпринимателем соглашений, содержащих условия, ущемляющие права потребителей (Дело /2007).

Видео (кликните для воспроизведения).

Бездействие, выразившееся в том, что заключенные с потребителями договоры на отпуск тепловой энергии не приведены в соответствие с новым законом, не образует объективную сторону правонарушения, предусмотренного частью 2 статьи 14.8 КоАП РФ.

Включение в договоры о долевом участии в строительстве жилья условия о том, что будущий собственник квартиры в многоквартирном доме поручает застройщику создать управляющую организацию для содержания и ремонта многоквартирного дома, не противоречит положениям частей 2 и 3 статьи 161 ЖК РФ и не ограничивает потребителя в праве выбора способа управления многоквартирным домом. Вместе с тем, включение в договор условия о сроке, в течение которого управляющая организация осуществляет свою деятельность, образует объективную сторону правонарушения, предусмотренного частью 2 статьи 14.8 КоАП РФ.


http://pandia.ru/text/78/219/1705.php
Обзор рассмотрения дел об административных правонарушениях
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here