Лингвистическая экспертиза оскорбления

Полезное по теме: "Лингвистическая экспертиза оскорбления" от специалистов простым языком. Если необходимо уточнить актуальность на 2020 год, а также задать вопрос, то обращайтесь к дежурному юристу.

ЛИНГВИСТИЧЕСКАЯ ЭКСПЕРТИЗА ТЕКСТОВ, СОДЕРЖАЩИХ ОБСЦЕННЫЕ ВЫРАЖЕНИЯ

ЛИНГВИСТИЧЕСКАЯ ЭКСПЕРТИЗА ТЕКСТОВ, СОДЕРЖАЩИХ ОБСЦЕННЫЕ ВЫРАЖЕНИЯ

Сборник материалов конференции «Язык и право: актуальные проблемы взаимодействия», 2012 г.

Акимова Инга Игоревна,

кандидат филологических наук, доцент кафедры ИПиГД, Дальневосточный филиал
Российской правовой академии Министерства Юстиции РФ
(г. Хабаровск, Россия)

Лингвистическая экспертиза текстов, содержащих обсценные выражения

Все мы являемся свидетелями того, как наш быт захлестнула ненормативная, а точнее сказать, нецензурная лексика, что само по себе является знаком моральной деградации общества. Коммуникативная ситуация сквернословия сама по себе является оскорбительной не только для участников речевого акта, но и для случайных свидетелей и квалифицируется как хулиганство в ст. 130 УК РФ.

Вместе с тем нецензурная (обсценная) лексика часто становится предметом судебных исков о защите чести и достоинства граждан и лингвистических экспертиз. Лингвистическая экспертиза текстов, содержащих стилистически сниженную (вульгарно-просторечную, нецензурную) лексику, на первый взгляд, призвана доказывать очевидное, однако доказать «очевидный» факт оскорбления не всегда представляется возможным.

Анализ содержания юридического термина «оскорбление» демонстрирует, что «данное слово (оскорблять) и его дериваты (оскорбительный, оскорбление) используется в языке по отношению к гораздо более широкому классу ситуаций, чем это предусматривает термин «оскорбление» в ст. УК 130». В статье 130 УК говорится, что «оскорбление – унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме». Тем самым данное слово естественного языка в правовой сфере употребляется терминологически, и его употребление отличается от общеупотребительного. Таким образом, для того, чтобы можно было утверждать, что текст содержит оскорбление чести и достоинству личности, необходимо определить, во-первых, иллокутивную силу речевого акта – его направленность на унижение чести и достоинства; во-вторых, доказать, что унижение чести и достоинства облачено в неприличную форму.

Анализируя дело Ф.Б. Киркорова, А.Н. Баранов приходит к выводу, что «значительная часть моральных установлений должна оставаться в сфере неформального общественного договора и регулироваться на уровне частной и общественной коммуникации» (Баранов 2007, с. 550).

С точки зрения лингвистики и теории речевого акта сказанное означает, что есть инвективные и неинвективные употребления негативно-оценочной лексики. Негативно-оценочная лексика в инвективном употреблении предполагает намерение оскорбить.

Негативно-оценочная лексика «нагружена» экспрессивно-эмоциональными компонентами семантики, такими как прагматически значимая оценка ситуации общения, сообщаемой о ком-то или о чем-то информации, личности собеседника. Если негативно-оценочная лексика не направлена на собеседника, то её употребление говорящим не предполагает намерения оскорбить.

Теория речевой деятельности оперирует рядом терминов, которые необходимо определить.

Речевой акт понимается как единица нормативного социоречевого поведения, рассматриваемая в рамках прагматической ситуации. Основными чертами речевого акта являются намеренность (интенциональность), целеустремленность, конвенциональность. Речевой акт всегда соотнесен с лицом говорящего.

Локутивный акт – от англ. locution – речение, соотнесенное с действительностью, т.е. снабженное смыслом и референцией (Зеленые идеи крепко спят – не локутивный акт).

Иллокутивный акт – illocutionary act – выражение коммуникативной цели в ходе произнесения высказывания; речевой акт, имеющий иллокутивную силу (Дж. Остин, 1962).

Понятие иллокутивной силы включает в себя, во-первых, «цель речевого акта, например – побуждение; во-вторых, «интенсивность выражения цели» — просьба, приказ, инструкция. Правильное понимание характера речевого акта требует интерпретации его иллокутивной силы.

Иллокутивные цели играют важную роль в построении диалогической речи. Выделяются следующие классы речевых актов:

  • Информативные (Он ушел.)
  • Директивы и прескрипции (Уйдите! Вы должны уйти.)
  • Комиссивы (принятия обязательств) (Я обещаю больше не опаздывать.)
  • Запрос информации (Который час? Ты куда?)
  • Экспрессивы и формулы социального этикета (Извините за беспокойство. Разрешите войти.)
  • Акты-установления, например декларации и вердикты: назначение на должность, присвоение звания (Мир — народу. Землю – крестьянам. Виновен. Не виновен.)

Характеристика высказывания как речевого акта делается через сопоставление с пропозицией: одна и та же пропозиция входит в разные речевые акты, так «Поговорим об этом завтра» может быть обещанием, угрозой, сообщением.

Существует большая категория косвенных речевых актов, в которых иллокутивная цель присутствует имплицитно и выводится благодаря коммуникативной компетенции. «Ты можешь налить мне чаю?», «Я хотел бы побыть один». Косвенные речевые акты конвенциализованы. Так, модализованный вопрос эквивалентен просьбе. Конвенциализация проверяется тестом: «Ты можешь налить мне чаю? Но я тебя об этом не прошу (но не делай этого)» – отражает непоследовательность речевого поведения.

Пропозиции характеризуются условиями истинности, а речевой акт – условиями успешности. Несоблюдение условий успешности ведет к коммуникативным неудачам. Важнейшим условием успешности речевого акта Г. Грайс считает условие искренности (доброй воли), которое связывает речевой акт с намерением говорящего как его интенциональным состоянием.

Иллокутивным силам речевого акта соответствуют иллокутивные глаголы: побуждать, требовать, спрашивать, разрешать, запрещать, сообщать, просить, предлагать, обещать, клясться и прочее. Иллокутивные глаголы могут употребляться перформативно: Я обещаю, клянусь, извиняюсь и др., или не быть перформативами: *Я тебе угрожаю, Я тебя оскорбляю, *Я хочу вам польстить.

Таким образом, доказывание факта оскорбления означает необходимость доказывания соответствующей интенции говорящего. Но поскольку в силу определенных конвенций общения ни один оскорбляющий не выразит свою инвективную интенцию прямо (Я тебя оскорбляю), доказывание соответствующего интенционального состояния затруднено, особенно в таких случаях, когда оскорбительные выпады выражены в форме намеков, аллюзий, сравнений, метафор и прочих выразительных приемов речи.

Перлокутивный акт – perlocution — речевой акт, имеющий целью вызвать искомые последствия, т.е воздействовать на сознание или поведение адресата, создать новую ситуацию (например, к перлокутивным актам относится объявление войны и заключение мира). Однако перлокутивный эффект находится вне речевого акта. Люди по-разному могут реагировать на сказанное в их адрес. Оценка коммуникативной ситуации как обидной, оскорбительной зависит от личности получателя сообщения.

В юридическом смысле обязательным условием оскорбления является наличие отрицательной оценки и направленность на адресата. Направленность оскорбления на лицо (адресованность РА оскорбления) определяет использование в нем речевых выражений адресации: обращения, местоимений 2 лица, глагольных форм 1 и 2 лица.

Читайте так же:  Какой штраф за ложный вызов полиции

Для квалификации речевого акта как оскорбления требуется соблюдение следующих условий: приписывания лицу отрицательного качества и выражение приписанного лицу отрицательного качества в неприличной форме. Наличие в речевом акте названных языковых средств позволяет лингвисту признать факт «приписывания» лицу отрицательного качества. Понятие «неприличной формы» трудноопределимо, так как во многом зависит от «языкового вкуса эпохи» (В.Г. Костомаров, 1999).

В настоящее время к неприличным относятся обсценные (нецензурные) слова, идиомы, метафоры фауны (зоонимы козел, свинья и проч.), неологизмы, содержащие аллюзию на обсценные или неприличные слова (дерьмократ), другие типы лексем (более подробная классификация типов лексем приводится в (Базылев и др., 1997.)).

Итак, признание речевого акта оскорблением равнозначно признанию инвективного употребления негативно-оценочной лексики, что требует направленности речевого акта на конкретное лицо. Об умышленном характере деяния свидетельствует иллокутивная сила высказывания. Прямой умысел состоит в том, что «виновный сознает, что совершает унижающие честь и достоинство другого человека действия, и желает совершить эти действия».

Речевой акт оскорбления близок по назначению к акту утверждения и побуждения: «негативная характеристика вводится в общее поле зрения говорящего и слушающего и приписывается слушающему» (Баранов 2007, с. 541). Перлокутивный эффект речевого акта оскорбления состоит в том, что речевой акт оскорбления несет угрозу общественному лицу слушающего, «замарывает» его.

Об обсценных выражениях

Под обсценным выражением понимается относительно законченные речевые сегменты, содержащие хотя бы один обсценный корень. Обсценные корни могут быть заданы списком, ядро этого списка, как указывает Ю.И. Левин, составят три общеизвестных матерных корня (х…й, п…да, еб…ть), периферия размыта, границы весьма условны и устанавливаются в зависимости от социальных конвенций и колебаний речевой культуры общества (пермиссивности, от англ. permision – разрешение) (Левин 1998, с. 809-820). Обсценные выражения близки перформативам, так как «выразиться» подобно «нарушать» выражает некое действие – нарушение табу. Употребляя ругательства, говорящий намеренно совершает «акт грубости», это интенция его иллокутивного акта («бранный иллокутивный акт» – Ю.И. Левин), что как раз и квалифицируется законодательством как хулиганство.

Вместе с тем бранные и обсценные выражения, как показывает Ю.И.Левин, не суть одно и тоже. Так, бранные выражения могут не содержать обсценных корней, то есть быть необсценными (например «Пошел к черту / в баню / в болото / в пень» и другие, в которых названный локум соответствует месту жительства черта; «пропади пропадом», «в гробу я тебя видел в белых тапочках», «Ты что, с дубу рухнул» (ср. обсценное «Ты что, ох…л»)).

Обсценные выражения могут употребляться не только в составе ругательств, то есть не обязательно являются бранными. В контексте языковой игры есть условия снижения степени табуированности нецензурной лексики, так как во многих случаях брань или ее запрет играет роль маркера принадлежности к социуму (например, есть чаты, где используется так называемый «Язык Удава»). Современная молодежь, к слову сказать, охотно употребляет вместо аксиологических оценок «хорошо» — «плохо» обсценные соответствия «пи…то» и «х…во» (пример из объявления-приглашения на городское посвящение в студенты: «оденься pi#dato»). В то же время употребление обсценных слов и в нейтральном локутивном акте (х…й с тобой; х…й ты там заработаешь, Не х…й было вы…бываться) придает определенную степень бранной иллокутивной силы.

Подводя итоги сказанному, подчеркнем, что «оскорбление» как эмоционально-психологическое состояние адресата сообщения является перлокутивным эффектом речевого акта, может входить или не входить в замысел адресанта. Доказательство того, что говорящий (адресант) имел намерение оскорбить адресата, требует доказывания направленности сообщения непосредственно на адресата и приписывания адресату негативных характеристик, выраженных в оскорбительной форме. Оскорбительная форма не сводится лишь к обсценным словам и выражениям. Вместе с тем, обсценность формы выражения не влечет за собой автоматически признания инвективной интенциональности адресанта.

Список литературы:

  1. Баранов А.Н. Дело Ф.Б. Киркорова / Лингвистическая экспертиза текста : теория и практика : учеб. пособие / А.Н. Баранов. – М. : Флинта : Наука, 2007. – 592 с. С. 537 – 552.
  2. Базылев В.Н., Бельчиков Ю.А., Леонтьев А.А., Сорокин Ю.А. Понятие чести и достоинства, оскорблния и ненормативности в текстах права и средств массовой информации. М., 1997.
  3. Грайс Г.П. Логика и речевое общение // Новое в зарубежной лингвистике. Теория речевых актов. Вып. 16. – М. : 1982.- 155 с.
  4. Костомаров В.Г. Языковой вкус эпохи. – М. : Златоуст. 1999. – 320 с.
  5. Кронгауз М.А. Приставки и глаголы в русском языке: семантическая грамматика – М.: Школа Языки русской культуры, 1998. – 288 с.
  6. Левин Ю.И. / Избранные труды. Поэтика. Семиотика. – М.: «Языки русской культуры», 1998. – 824 с. С. 809-820.
  7. Лингвистический энциклопедический словарь. – М. : Советская энциклопедия, 1990.
  8. Остин Дж. Слово как действие // Новое в зарубежной лингвистике. Вып. 17. М., 1986. – с. 22- 129.
  9. Успенский Б.А. Религиозно-мифологический аспект русской экспрессивной фразеологии – Структура текста, М., 1981.
  10. Успенский Б.А. Мифологический аспект русской экспрессивной фразеологии – Избранные труды. Том 2. Язык и культура. М. , «Гнозис», 1994. – 686 с. С. 53-128.

«Иди на х…!»: оскорбление или нет?

Аудиоверсия в конце статьи

В комментариях меня попросили ответить, будет ли всем известное выражение «Иди на х…» оскорбительным.

Чтобы не распыляться на многократные ответы всем желающим, я решила превратить свой персональный комментарий в полноценную статью, которую впоследствии легко можно будет найти при необходимости.

Искомую фразу я уже как-то анализировала в одном из экспертных заключений. Приведу адаптированный для статьи вариант.

Но сразу определимся: эксперт-лингвист не устанавливает , является ли то или иное выражение оскорбительным. Я об этом уже писала и в статьях, и в своих заключениях десятки раз. Установить, что выражение оскорбительно, — то же самое, что вынести приговор по судебному делу. Этим занимается судья. А эксперт выявляет и описывает характеристики фразы с лингвистических позиций, которые позволят судье прийти к выводу, имело ли место оскорбление или нет.

Читайте так же:  Найти дело по административному правонарушению

С этим разобрались. Переходим к анализу.

Выражение «Иди на х…й» в русском языке табуировано, то есть запрещено к употреблению в общественном месте и в ситуации общения на литературном языке. Табуированность объясняется наличием нецензурной (обсценной) лексики, а именно слова «х…й». Таким образом, ключевой показатель по делам об оскорблении – неприличная форма высказывания – в данном случае очевиден. Не буду на этом останавливаться подробно.

Выражение «Иди на х…й!» — фразеологизм. Оно имеет ряд значений, актуализирующихся в зависимости от контекста. Привожу определения из нескольких авторитетных источников:

«Иди (пошёл, вали) на х. » — Катись, убирайся отсюда! (Квеселевич Д.И. Самый полный словарь ненормативной лексики, 2011, с. 947),

«Идти [валить, катиться, пойти, полететь, прийти, приходить, проваливать, сходить, убираться] на [под] х… (моржовый) [к х…м (собачачьим, собачьим), к х..ю (собачьему)] (малыми скоростями, малой скоростью, мелкими шагами, шажками) (бабочек ловить, ср..ть):

1.0.0.0. Употр. для выражения презрения к кому-л. Со знач. оскорбления.

2.0.0.0 Категорически отказать кому-л. в сексуальном контакте.

3.0.0.0. Со значением проклятия, пожелания неприятных событий или смерти.

3.1.0.0. Употр. для выражения отрицательных эмоций по отношению к кому-л.

4.0.0.0. Употр. как предложение немедленно удалиться из какого-л. пространства или из поля зрения говорящего.

4.1.0.0. Употр. в 1 л., 3 л. и безлич. Уходить, удаляться.

5.0.0.0. Со знач. пожелания прекратить отношения с кем-л., расстаться.

6.0.0.0 Категорически отказать в какой-л. просьбе.

6.0.0.1. (с кем ). Употр. для выражения категорического нежелания выполнять чьи-л. требования. Грубо отказаться от сотрудничества с кем-л., отказываться от чьего-л. руководства.

6.0.0.2. Употр. для выражения категорического нежелания выполнять чьи-л. советы.

6.0.0.3. Употр. для выражения категорического нежелания действовать в соответствии с чьими-л. служебными правилами.

6.0.0.4. Употр. для выражения категорического нежелания делать что-л., предлагаемое собеседником. Нет, не хочу.

7.0.0.0. Употр. для выражения несогласия с чьими-л. словами.

7.0.0.1. Употр. для выражения грубого пренебрежения и недоверия к словам собеседника. Употр. как требование не сообщать.

7.0.0.2. Употр. для выражения грубого презрения к чужому мнению, нежелания с ним считаться.

8.0.0.0. Употр. для выражения нежелания вступать в информационный контакт и иметь какие-л. совместные дела с кем-л.

8.0.0.1. Употр. как грубое требование перестать говорить что-л. неприятное и прекратить речевой контакт с собеседником.

8.0.0.2 Употр. как просьба перестать требовать что-л. от говорящего и временно прекратить речевой контакт с собеседником.

8.0.0.3. Употр. как грубое требование перестать задавать бессмысленные вопросы.

8.0.0.4. Употр. как дружеская просьба перестать давать советы.

8.0.0.5. Употр. как просьба перестать грубо себя вести и оставить собеседника в покое.

9.0.0.0. что. Употр. для выражения крайней степени разочарования в чём-л.

9.0.0.1. Употр. как пожелание забыть и никогда не вспоминать что-л.

10.0.0.0 Употр. со значением прощальных слов в ситуации, когда кто-л. покидает какое-л. пространство.

11.0.0.0. Не выдерживать сравнения, не мочь соперничать.

12.0.0.0. Миновать, без заметного смысла, результат, цели, не принеся никаких перемен в чье-л. жизни.

12.0.0.1. О неожиданном прекращении какого-л. процесса, действия.

13.0.0.0. Стать ненужным для кого-л., перестать быть необходимым для кого-л.

13.1.0.0. Утратить свою ценность, изменить свой ценностный статус.

13.2.0.0. Быть ненужным в данный момент (о предмете).

15.0.0.0. Уйти и больше не появляться.

Видео (кликните для воспроизведения).

(Плуцер-Сарно А. Большой словарь мата. Т.1, 2005, с. 134-141).

«Иди (пошёл) [ты] на х…!Обсц. Груб-прост. Бранно. 1. Убирайся, проваливай! 2. Отстань, не приставай! 3. Ни в коем случае! Ни за что!» (Мокиенко В.М., Никитина Т.Г. Русское сквернословие. Краткий, но выразительный словарь, 2008, с.270).

Судя по толкованиям, фраза «идти (иди) на х…й!» содержит негативные оценочные коннотации, связанные с грубым неприятием собеседника или его действий, выражением презрительного отношения к собеседнику, резким нежеланием соглашаться с собеседником или выполнять его требования, семантикой категорического отказа в бранной форме.

В словаре А. Плуцера-Сарно в одном из значений выражения отмечена прямая семантика оскорбительности: «Употр. для выражения презрения к кому-л. Со знач. оскорбления». Чтобы уяснить точное значение выражения, нужен конкретный контекст. Так что в нашем случае трудно о чём-либо судить определённо. Кроме того разве, что выражение почти всегда употребляется, чтобы тем или иным образом обесценить собеседника как деятеля или как личность вообще.

Вот важнейшая цитата, которая содержит квинтэссенцию экспертных рассуждений по поводу нашей фразы:

«Согласно научным источникам, посыл на три буквы всё-таки содержит негативную оценку адресата, см. значение выражения «иди на х…»: ‘я выражаю своё отрицательное отношение к тебе и своё желание не видеть, не слышать и т.д. тебя, не иметь с тобой дела (вообще или в данной ситуации); я выражаю требование, чтобы ты повёл себя так, чтобы моё желание было выполнено; выбор способа выполнения предоставляется тебе; одновременно я хочу тебя оскорбить и делаю это’ [Левин Ю.И. Об обсценных выражениях русского языка]».

Такая точка зрения была выражена в статье «Эксперт объяснил, почему «Иди на х…» не является оскорблением» от барнаульского экспертного центра «Лингва-эксперт» в качестве рецензии на заключение другого специалиста. К сожалению, сегодня статья удалена по не известным мне причинам. Но у меня осталась вордовская копия (всегда копирую себе понравившиеся материалы). Прикрепляю файл , чтобы вы смогли почитать.

Уточню, если вы вдруг потеряли нить наших рассуждений: здесь говорится, что слова «Иди на х…!» содержат-таки отрицательную оценку адресата и однозначно демонстрируют, что говорящий считает себя в каком-то отношении выше собеседника и вправе его словесно унижать.

А теперь немного теории.

«Что такое оценка личности с лингвистической точки зрения? Это предицирование (приписывание) человеку свойств и качеств в аспекте Добра или Зла, Пользы или Вреда, Красоты или Безобразия, Благородства или Подлости и тому подобных аксиологических (оценочных) категорий или представление его действий и поступков как подлежащих аксиологической характеристике» (Цена слова. Из практики лингвистических экспертиз текстов СМИ в судебных процессах по защите чести, достоинства и деловой репутации, 2002, с. 183).

Соответственно, под отрицательной (негативной) оценкой личности в теории и методологии лингвистической экспертизы понимается приписывание собеседнику как человеку, личности в целом негативных свойств, характеристик по каким-либо значимым для данного общества, культуры основаниям.

Читайте так же:  Порядок подачи надзорной жалобы по административному делу

Словом, наше выражение «Иди на х. », когда оно адресовано лично собеседнику, является негативно-оценочным и характеризует адресата как человека. А именно приписывает адресату свойства, отрицательно оцениваемые в обществе (свойства человека, вызывающего презрение и пренебрежение, с чьим мнением говорящий не хочет считаться).

Ещё интересно «разложить» высказывание как речевой акт. Имеет ли оно признаки речевого акта оскорбления?

Согласно концепции Константина Ивановича Бринёва (весьма мною уважаемого) и Сибирской ассоциации лингвистов-экспертов, структура речевого акта оскорбления такова:

А) Знаю, что Х способно причинить тебе психологический ущерб,

Б) Хочу, чтобы ты знал, что я говорю Х,

В) Говорю Х, чтобы причинить тебе психологический ущерб.

Здесь Х – оскорбительное высказывание (высказывание, относящееся к одной из групп оскорбительной лексики).

Цель речевого акта оскорбления — снизить статус адресата. Бранное или нецензурное высказывание в адрес собеседника как раз понижает его социальный «рейтинг». Такого рода выражения «умаляют его статус в глазах окружающих, поскольку оскорбитель присваивает себе право публично нарушать моральные нормы общества, при том, что потерпевший этими правами не пользуется», говорящий «публичным нарушением норм приписывает себе более высокий статус, демонстрирует возможность разговаривать с потерпевшим, не соблюдая нормы культуры общения и речевого этикета» ( Стернин И.А. Речевое (бытовое) и юридическое оскорбление ).

Коммуникативное намерение говорящего в речевом акте оскорбления – оскорбить, унизить адресата, выразить своё презрительное отношение, нанести собеседнику обиду, намеренно понизить его статус, дискредитировать в глазах общественности.

Само понятие психологического вреда и установление желания говорящего нанести такой вред, а также установление факта, что психологический вред нанесён, выходят за пределы компетенции эксперта-лингвиста. Однако эксперт вполне может по широкому контексту (особенно если есть видеозапись) установить коммуникативное намерение говорящего.

Поскольку здесь я рассматриваю только «голую» фразу без контекста, понять, был ли речевой акт оскорбления, не получится (именно в данном случае). Надо как минимум знать социальные роли собеседников и кем они приходятся друг другу. Я привела здесь признаки речевого акта, чтобы вы их знали и могли вычленить при необходимости.

Резюме.

Выражение «Иди на х…!» содержит в себе резко негативную оценку адресата. Эта оценка выражена в неприличной (матерной) форме. Так что в широком смысле фразу в абсолютном большинстве случаев можно рассматривать как оскорбительную.

Однако всегда нужно анализировать контекст! Как ни парадоксально, в некоторых случаях рассматриваемое выражение оскорбительным с лингвистической точки зрения не будет. Например, если оно не адресовано собеседнику лично (например, в предложениях вроде «Да пусть они все на х… пойдут» — тут ещё доказать надо, что под «всеми» говорящий подразумевал и конкретного Х). Или если оно произнесено в дружеской обстановке в компании «своих». Или когда с помощью этой фразы говорящий выражает своё восхищение собеседником (да, и такое бывает). Тут оценка будет положительной, так что вновь одно из существенных условий оскорбительности не соблюдается.

Словом, контекст – наш царь и бог. Без него экспертный анализ ничего не стоит. Но некоторые общие положения, которые нужно держать в уме, я здесь привела. Надеюсь, материал был полезен. Спасибо за внимание!

Анастасия АКИНИНА.

Источники:

1. Бринёв К.И. Лингвистическая экспертиза: справочные материалы/ К.И. Бринев, О.Н. Матвеева. – Барнаул, 2012.

2. Бринёв К.И. Справочник по судебной лингвистической экспертизе. – М., 2014.

3. Квеселевич Д.И. Самый полный словарь ненормативной лексики. – М., 2011.

4. Мокиенко В.М., Никитина Т.Г. Русское сквернословие. Краткий, но выразительный словарь. – М., 2008.

5. Плуцер-Сарно А. Большой словарь мата. Т.1. – СПб, 2005

6. Россинская Е.Р., Галяшина Е.И. Настольная книга судьи: судебная экспертиза. – М., 2011.

7. Стернин И.А. Речевое (бытовое) и юридическое оскорбление — читать .

8. Стернин И.А. Неприличная форма высказывания в лингвокриминалистическом анализе текста — читать .

9. Цена слова. Из практики лингвистических экспертиз текстов СМИ в судебных процессах по защите чести, достоинства и деловой репутации /Под ред. проф. М.В. Горбаневского. – М., 2002.

10. Эксперт объяснил, почему «Иди на х…» не является оскорблением — читать .

ЛИНГВИСТИЧЕСКАЯ ЭКСПЕРТИЗА УСТНОГО ВЫСКАЗЫВАНИЯ, ОСКОРБЛЯЮЩЕГО ЧЕСТЬ И ДОСТОИНСТВО СУДЬИ: ДОКАЗЫВАНИЕ УМЫСЛА

ЛИНГВИСТИЧЕСКАЯ ЭКСПЕРТИЗА УСТНОГО ВЫСКАЗЫВАНИЯ, ОСКОРБЛЯЮЩЕГО ЧЕСТЬ И ДОСТОИНСТВО СУДЬИ: ДОКАЗЫВАНИЕ УМЫСЛА

Cборник материалов конференции «Язык и право: актуальные проблемы взаимодействия», 2014 г.

Акимова Инга Игоревна,
к.филол.н., доцент кафедры историко-правовых и социально-экономических дисциплин
Дальневосточного филиала Российской правовой академии Минюста России
(г.Хабаровск, Россия)

ЛИНГВИСТИЧЕСКАЯ ЭКСПЕРТИЗА УСТНОГО ВЫСКАЗЫВАНИЯ, ОСКОРБЛЯЮЩЕГО ЧЕСТЬ И ДОСТОИНСТВО СУДЬИ: ДОКАЗЫВАНИЕ УМЫСЛА

Оскорбления судей становятся довольно частым явлением. Как положить конец хулиганским выходкам и заставить уважать людей, по долгу службы призванных охранять закон? Ответ очевиден: законными средствами защищать их честь и достоинство. Лингвистическая экспертиза текстов, содержащих стилистически сниженную (вульгарно-просторечную, бранную и нецензурную) лексику, на первый взгляд, призвана доказывать очевидное, однако доказывание факта оскорбления сопряжено с рядом сложностей. Недостаточно доказать оскорбительность формы выражения, необходимо ответить на вопрос, был ли у адресанта соответствующий умысел.

1. Для квалификации речевого акта как оскорбления смысле (ст. 5.61 Кодекса об административных правонарушениях) требуется, чтобы лицу приписывалось отрицательное качество, которое бы выражалось в неприличной форме. Оскорбительная форма обиды не сводится лишь к обсценным словам и выражениям. Это и использование непристойной лексики (нецензурной или грубой), и очевидный намек на нее, и цензурные эмоционально-оценочные слова и выражения, содержащие отрицательную оценку лица, его профессиональной или какой-либо иной деятельности, а также негативную оценку его близкого круга, — словом, все то, что может «замарать» (Базылев, 1997).

2. Признание речевого акта оскорблением равнозначно признанию инвективного употребления негативно-оценочной лексики, что требует направленности речевого акта на конкретное лицо. Направленность на адресата (инвектива) является обязательным условием оскорбления в юридическом смысле.

Читайте так же:  Привлечение нерезидента к административной ответственности

«Инвектива (от лат. invectiva (oratio), в свою очередь происходящее от лат. invehor — бросаюсь, нападаю; англ, invective — обличительная речь, брань) — культурный феномен социальной дискредитации субъекта посредством адресованного ему текста, а также устойчивый языковой оборот, воспринимающийся в той иной культурной традиции в качестве оскорбительного для своего адресата. Механизмом инвективы, как правило, выступает моделирование ситуации нарушения культурных требований со стороны адресата инвективы (в нашем случае это судья), выхода его индивидуального поступка за границы очерчиваемой конкретно-национальной культурой поведенческой нормы, — независимо от степени реальности и в целом реалистичности обвинения. Сила инвективы прямо пропорциональна силе культурного запрета на нарушение той или иной нормы.

3. Необходимо доказать умысел. Речевой акт оскорбления считается состоявшимся, если оскорбление совершено умышленно (Базылев, 1997, 541). Прямой умысел состоит в том, что «виновный сознает, что совершает унижающие честь и достоинство другого человека действия, и желает совершить эти действия». Когда не удается доказать адресованность речевого акта, вызвавшего эффект оскорбления, то не удается доказать и намерение оскорбить.

4. «Оскорбление» как эмоционально-психологическое состояние адресата сообщения является эффектом перлокутивного речевого акта (Д. Остин), то есть не может не входить в замысел адресанта. Если же негативно-оценочная лексика не направлена на собеседника, то её употребление говорящим не предполагает намерения оскорбить. Неинвективное неприличное выражение не направлено на адресата: сказано «в воздух», чтобы выразить эмоции говорящего относительно ситуации и условий общения. В таком случае причины неумышленной обиды находятся «в сфере психологии» адресата. Особо отметим ситуации, когда говорящий не осознает, что говорит (невменяем, недееспособен, не владеет языком, на котором говорит, или, наоборот, владеет им слишком хорошо (Баранов, 2007, 537-552)). Однако ситуация «в суде» исключает подобные случаи, а в силу официальности общения, должна исключать излишне эмоциональное поведение и необдуманные словесные формулировки.

5. Перейдем к разбору конкретной ситуации, когда доказывание умысла было сопряжено с трудностями. Гр-н N назвал на судебном заседании произнес фразу «вы продажные шкуры». В объяснении оправдывает себя тем, что он не осознавал, что сказанные им слова несут оскорбительный смысл, и не желал оскорбить судью. Неадекватная реакция гр-на N была вызвана тем, что судья (женщина) задавала нелицеприятные вопросы о его прошлой жизни, по его мнению, не имевшие прямого отношения к делу.

Выражение «продажная шкура» гр-н N использовал в переносном смысле, так как ни о каких шкурах на продажу речь не шла. Перлокутивный эффект «обида» возникает у адресата потому, что его обвиняют в нарушении нравственных и этических норм, что порицается общественной моралью. В обществе табуированными являются бессовестные поступки, несправедливое отношение, ложь, особенно ради наживы. Выражение «продажные шкуры» носит оскорбительный (при условии эмоциональной реакции адресата), инвективный характер. Оно умаляет честь и достоинство лица, замарывает деловую репутацию, поскольку характеризует лицо (группу лиц), к которому обращено, как человека безнравственного, бесчестного, нарушившего принципы морали и этики из корыстных целей.

Устойчивое (образное) выражение «продажная шкура» по своей стилистической окраске является грубым, просторечным: Продажная шкура Просторечное. Презрительно. О человеке, который ради выгоды готов пойти на бесчестные поступки. (Большой словарь. 2007). ПРОДАЖНЫЙ, -ая, -ое; -жен, -жна. 1. см. продать. 2. Предназначенный для продажи, продающийся. Продажная вещь. Продажная женщина (проститутка). 3. перен. За деньги, за подкуп готовый на бесчестные поступки. Продажная пресса. Продажная душа. || сущ. продажность, -и, ж. (к 3 знач.) (Ожегов). Оскорбительный эффект связан с эмоционально-оценочным компонентом значения фразеологизма и со стилистическим оттенком «презрительно».

Реакция оскорбления связана как с обличительным содержанием речи – инвективой, так и с резкой, грубой (неприличной) формой выражения. «Неприличный» означает «противоречащий, не соответствующий установившимся в той или иной социальной среде правилам приличия. «Приличие» — «правило поведения, вежливость, благопристойность» (Ожегов Интернет-ресурс: http://www.ozhegov.org/index.shtml). Таким образом, выражение «вы продажные шкуры» является грубым, выходящим за рамки норм литературного языка, неуместным в суде (неприличным). Слова, сказанные в адрес судьи, явно негативно оценочны: они характеризуют как аморальное поведение судьи (в числе других лиц, к которым обращался ответчик). Максимально инвективный смысл обретают вербальные конструкции, моделирующие табуированное поведение» (Новейший…). Понятия «правда», «справедливость», «честь», «совесть» являются очень значимыми в русской культуре (см. (Степанов, 1997, 634), отступление от нравственного закона осуждаемо в обществе. Этим определяется высокая степень инвективы для лица, охарактеризованного как «продажная шкура». Кроме того, ввиду нелитературной (некорректной) формы выражения мысли данная фраза является бранной. Таким образом, сказанное в адрес судьи фраза является не просто обидной, а оскорбительной.

Нарушение норм судебной этики как формы общественной морали и нравственности со стороны гр-на N. состоит в том, что фраза была сказана в зале суда, адресовалась официальному лицу, находящемуся при исполнении обязанностей, чем была оскорблена честь, задета деловая репутация и достоинство этого лица.

Гр-н N в своем объяснении ссылался на то, что он нерусский, и говорил, что он не хотел оскорбить судью. Однако он объясняет, что он назвал судью «продажной шкурой», потому что она задавала нелицеприятные вопросы о его прошлой жизни, по его мнению, не имевшие прямого отношения к делу. Тем самым гр-н N признает, что совершил речевое воздействие на судью, и признает, что сделал это осознанно, с целью прекратить болезненные для себя расспросы. Сказанное им означает, что речевое действие было осмысленным, и что он не мог не осознавать иллокутивную цель своего акта — цель инвективы. Если инвективный смысл фразы адресанту был понятен, а сказанная фраза в контексте речевой ситуации осмысленна, есть основания считать, что у гр-на N было намерение унизить и оскорбить судью.

Высказывание с местоимением второго лица (ты, вы, Вы) всегда имеет адресата. Нельзя сказать «вы», ни к кому не обратившись, если в момент произнесения «вы» кроме говорящего присутствуют другие люди. Личные местоимения непосредственно указывают на то, что участником описываемой в высказывании ситуации является говорящий или слушающий, однако референт местоимения множественного числа может быть единичным или обобщенным. Объем понятия местоимения «вы» маркирован благодаря графической форме записи: есть «вы» со строчной буквы и «Вы» с прописной буквы. Местоимение «Вы» с прописной буквы указывает на одно лицо. Данная форма принята при обращении к одному конкретному лицу в письмах, официальных документах и т. п., например: «Поздравляем Вас…, Сообщаем Вам…». При обращении к нескольким лицам местоимения вы, ваш пишутся со строчной буквы (Лопатин, 1999), (Оформление. 1998).

Читайте так же:  Следственный комитет административное дело

Анализируемая фраза носит устный характер, поэтому нет оснований говорить, что «Вы» обращено к одному лицу. В записи местоимение стоит в начале предложения и поэтому пишется с большой (прописной, заглавной) буквы. Форма множественного числа существительного «шкурЫ» и прилагательного, которое с ним согласовано грамматически: «продажнЫЕ», свидетельствуют о коллективном адресате. Если бы ответчик обращался к судье и только к нему, он бы сказал «Вы продажная шкура», используя форму единственного числа существительного и согласованного с ним прилагательного. Из Протоколов дополнительного опроса свидетелей следует, что ответчик обращался к судье, секретарю, государственному обвинителю. Значит, данная фраза в равной степени относится персонально к каждому из лиц, в отношении которых она была высказана. Судье данная фраза также была адресована.

Доводы ответчика в свою пользу относительно целей (не хотел оскорблять), мотивов (сама виновата), обстоятельств общения (не владею русским языком) являются ничем иным как речевой манипуляцией, направленной на то, чтобы избежать ответственности за Слово, которое, как известно, есть Дело.

ЛингЭксперт

Полезные книги

Диалогическая лингвистика: коллективная монография (Богачанова Т.Д., Викулова Л.Г., Власян Г. Р. и др.)./ Министерство науки и высшего образования Российской Федерации, Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования «Алтайский государственный педагогический университет». — Барнаул : АлтГПУ, 2019. — 319 с.

Новые диссертации

Кочергина К.С. Источники лингвоэкспертной квалификации отрицательно-оценочной лексики русского языка: дис. … канд. филол. наук. — Томск, 2020.

Сегал Н.А. Категоризация мира в языке политики (на материале когнитивных доминант пространство – направление – движение): дис. … доктора филол. наук. — Краснодар, 2020.

Лингвистическая экспертиза по оскорблениям

  • Вас или Ваших близких оскорбили?
  • Вам необходимо установить или доказать определенное значение слова, словосочетания и высказывания в современном русском языке и в контексте определенного источника?
  • Имеется публикация, содержащая порочащую информацию о Вас или Вашей организации?

Оскорбление – это унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме (ст. 5.61 КоАП РФ). В рамках лингвистической экспертизы устанавливается:

  1. Сообщение негативных сведений (дача отрицательной характеристики физического или юридического лица с точки зрения здравого смысла, морали или с правовой точки зрения).
  2. Отнесенность (имеется указание на конкретное лицо).
  3. Неприличная форма высказывания.

В законе отсутствует понятие «неприличная форма», однако данный пробел восполняет методическая литература. Так, в определённом контексте неприличный характер могут иметь следующие слова и выражения:

  • обозначающие антиобщественную, социально осуждаемую деятельность: мошенник, жулик, проститутка;
  • с ярко выраженной негативной оценкой, также обозначающие социально осуждаемую деятельность или позицию характеризуемого: расист, двурушник, предатель, пиночет;
  • названия некоторых профессий, употребляемые в переносном значении: палач, мясник; зоосемантические метафоры, отсылающие к названиям животных и подчеркивающие какие-либо отрицательные свойства человека: нечистоплотность или неблагодарность (свинья), глупость (осел), неповоротливость, неуклюжесть (корова) и т.п.;
  • глаголы с осуждающим значением или прямой негативной оценкой: хапнуть; слова, содержащие экспрессивную негативную оценку поведения человека, свойств его личности и т.п., без отношения к указанию на конкретную деятельность или позицию: негодяй, мерзавец, хам;
  • эвфемизмы для слов первого разряда, сохраняющие тем не менее их негативно-оценочный характер: женщина легкого поведения, интердевочка;
  • специальные негативно-оценочные каламбурные образования: коммуняки, дерьмократы, прихватизаторы;
  • нецензурные слова в качестве характеристики лица;
  • сравнение с одиозными историческими и литературными персонажами: Пиночет, Гитлер и т.д. ★

★ Россинская Е.Р., Галяшина Е.И. Настольная книга судьи: судебная экспертиза. — «Проспект», 2010 г.

Чем лингвистическая экспертиза по оскорблениям полезна и что она исследует?

  • Лингвистическая экспертиза оскорбления позволит установить актуальное значение слова, словосочетания и высказывания в современном дискурсе и в рамках конкретного использования;
  • Лингвистическая экспертиза позволит определить, унижает ли представленная ли в тексте информация честь и достоинство гражданина, умаляет ли деловую репутацию юридического лица;
  • Лингвистическая экспертиза позволит установить факт клеветы и оскорбления.

Вопросы на лингвистическую экспертизу по оскорблениям

  • Содержит ли представленный на исследование текст негативные сведения о конкретном лице (ФИО)?
  • Если в исследуемом тексте имеются негативные сведения о лице, то имеют ли анализируемые высказывания неприличную форму?
  • В каких конкретно высказываниях содержится негативная информация о лице?
  • В какой форме выражены исследуемые высказывания – утверждения, предположения, мнения, оценки или вопроса?

Стоимость проведения экспертизы по делам об оскорблении

Задачи для эксперта на лингвистическую экспертизу по делам об оскорблении и стоимость экспертизы

Досудебная

Судебная

Экспертиза по оскорблениям

Интерпретация слов и высказываний в контексте публикации

Рецензия на экспертизу по оскорблениям. Срок – 7-10 рабочих дней

Консультация эксперта в офисе с изучением документов без заказа экспертизы

Консультация эксперта в офисе с изучением документов при заказе экспертизы

Консультация эксперта по телефону

Предварительный анализ текста

Срок проведения лингвистической экспертизы по оскорблениям

10-40 рабочих дней

  • Если Вам требуется провести лингвистическую экспертизу оскорбления в Бюро судебных экспертиз – обращайтесь к нам лично или пишите на почту [email protected]
  • Для назначения судебной лингвистической экспертизы по оскорблениям закажите информационное письмо в суд о готовности провести судебную экспертизу. Смотрите пример такого письма.
  • Вы можете получить бесплатный лингвистический анализ текста на предмет возможности и целесообразности проведения лингвистической экспертизы оскорбления.
  • Подробную контактную информацию смотрите в разделе – Контакты.

Потитня Анастасия Александровна

Видео (кликните для воспроизведения).

Должность: эксперт Управления криминалистических экспертиз и исследований Департамента экспертов Автономной некоммерческой организации «Бюро судебных экспертиз».

Источники

Лингвистическая экспертиза оскорбления
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here