Конституционный суд об административном правонарушении

Полезное по теме: "Конституционный суд об административном правонарушении" от специалистов простым языком. Если необходимо уточнить актуальность на 2020 год, а также задать вопрос, то обращайтесь к дежурному юристу.

Содержание

Конституционный суд об административном правонарушении

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

от 2 июля 2015 года N 1536-О

По запросу Димитровского районного суда города Костромы о проверке конституционности частей 1 и 2 статьи 28.6 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д.Зорькина, судей К.В.Арановского, А.И.Бойцова, Н.С.Бондаря, Г.А.Гаджиева, Ю.М.Данилова, Л.М.Жарковой, Г.А.Жилина, С.М.Казанцева, М.И.Клеандрова, С.Д.Князева, А.Н.Кокотова, Л.О.Красавчиковой, С.П.Маврина, Н.В.Мельникова, Ю.Д.Рудкина, О.С.Хохряковой, В.Г.Ярославцева, заслушав заключение судьи В.Г.Ярославцева, проводившего на основании статьи 41 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» предварительное изучение запроса Димитровского районного суда города Костромы,

установил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению запроса Димитровского районного суда города Костромы, поскольку он не отвечает требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которыми такого рода обращения в Конституционный Суд Российской Федерации признаются допустимыми.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данному запросу окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации
В.Д.Зорькин

Мнение судьи Конституционного Суда Российской Федерации К.В.Арановского к Определению Конституционного Суда Российской Федерации от 2 июля 2015 года N 1536-О по запросу Димитровского районного суда города Костромы

Заявитель запроса считает, что положения частей 1 и 2 статьи 28.6 КоАП Российской Федерации ограничивают право граждан, привлекаемых к административной ответственности, на получение квалифицированной юридической помощи, поскольку не позволяют должностному лицу при наличии ходатайства о приглашении адвоката (защитника) принять решение об отложении вынесения соответствующего постановления. Конституционный Суд Российской Федерации пришел к выводу, что в названных законоположениях нет неопределенности относительно их соответствия Конституции Российской Федерации. Полагаю этот вывод обоснованным, имея в виду нижеследующее.

КОНСУЛЬТАЦИЯ ЮРИСТА


УЗНАЙТЕ, КАК РЕШИТЬ ИМЕННО ВАШУ ПРОБЛЕМУ — ПОЗВОНИТЕ ПРЯМО СЕЙЧАС

8 800 350 84 37

1. По правилам части 1 статьи 28.6 КоАП Российской Федерации уполномоченное должностное лицо назначает административное наказание в виде предупреждения или административного штрафа на месте совершения административного правонарушения и не составляет в этом случае протокол об административном правонарушении. Однако часть 2 той же статьи обязывает его составить и приобщить к постановлению протокол об административном правонарушении, если лицо, в отношении которого возбуждено дело, оспаривает наличие события административного правонарушения и (или) назначенное ему административное наказание.

Иначе говоря, приведенные законоположения не предусматривают правил рассмотрения, разрешения ходатайств по делу, переноса времени (сроков) его рассмотрения, как и условий участия в деле защитника (адвоката), обращения за его помощью, получения такой помощи, а потому не отменяют и не делают изъятий из этих правил.

7. Полагаю, что вышеизложенное не расходится с тем, что записано в Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 2 июля 2015 года N 1536-О.

Электронный текст документа
подготовлен ЗАО «Кодекс» и сверен по:
рассылка

ЖАЛОБА В КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД О ПРИЗНАНИИ НЕКОНСТИТУЦИОННОЙ НОРМЫ КОАП И ПРАКТИКИ ВЕРХОВНОГО СУДА, РАЗРЕШИВШИЕ ПРИВЛЕКАЕМЫМ ЗА АДМИНИСТРАТИВНЫЕ ПРАВОНАРУШЕНИЯ ВТОРГАТЬСЯ В ЛИЧНУЮ ЖИЗНЬ СВИДЕТЕЛЕЙ (признание части 1 статьи 25.1 КоАП РФ неконституционной)

Последние комментарии

Самые обсуждаемые материалы

Поделиться в социальных сетях:

Комментарии:

При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии с распоряжением Президента Российской Федерации и на основании конкурса, проведенного Движением «Гражданское достоинство»

«Сутяжник» благодарит за поддержку Фонд Джона Д. и Кэтрин Т. Макартуров

КС признал неконституционной одну из норм КоАП о назначении наказания

Конституционный суд РФ признал несоответствующими Конституции нормы КоАП, согласно которым предполагается отмена административного наказания при принятии закона, криминализирующего правонарушение, за которое оно было назначено, говорится в опубликованном постановлении суда.

Поводом к рассмотрению дела стал запрос мирового судьи судебного участка №1 Выксунского судебного района Нижегородской области. В связи с одним из рассматриваемых им дел, судья обнаружил несоответствие в нормах КоАП.

По словам судью, согласно ч. 2 ст. 1.7 КоАП РФ закон, смягчающий или отменяющий административную ответственность имеет обратную силу, а закон, отягчающий административную ответственность, обратной силы не имеет. В то же время п. 2 ст. 31.7 КоАП предусматривает, что судья, орган, должностное лицо, вынесшие постановление о назначении административного наказания, прекращают исполнение постановления в случае отмены или признания утратившими силу закона или его положения, устанавливающих административную ответственность за содеянное, в том числе в случае замены административной ответственности на уголовную.

Читайте так же:  Жалоба прокурору на действия судебного пристава

Конституционный суд, рассмотрев материалы дела, указал, что осуществляя правовое регулирование оснований, условий и сроков привлечения к административной и уголовной ответственности, федеральный законодатель должен исходить из того, что юридическая ответственность может наступать только за те деяния, которые законом, действующим на момент их совершения, признаются правонарушениями.

По мнению КС, любое административное или уголовное правонарушение, как и санкции за их совершение должны быть четко определены в законе, причем таким образом, чтобы исходя непосредственно из текста соответствующей нормы (в случае необходимости – с помощью толкования, данного ей судами) каждый мог предвидеть правовые последствия своих действий (бездействия).

При этом применительно к вопросу о возможном прекращении вступившего в законную силу постановления суда о назначении административного наказания КС разъяснил, что «отмена административной ответственности за конкретное деяние с его одновременной криминализацией по своим правовым последствиям от ужесточения административной ответственности за административное правонарушение принципиально не отличается – и в том и в другом случае для прекращения исполнения судебного постановления нет оснований».

Таким образом, КС признал ч. 2 ст. 1.7 КоАП соответствующей Конституции РФ, а п. 2 ст. 31.7 КоАП несоответствующим в той мере, в какой он предполагает прекращение исполнения постановления о назначении административного наказания, если отмена законом административной ответственности за административное правонарушение одновременно сопровождается введением уголовной ответственности за то же деяние.

С текстом Постановления Конституционного суда РФ от 14 июля 2015 года № 20-П/2015 по делу о проверке конституционности части 2 статьи 1.7 и пункта 2 статьи 31.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в связи с запросом мирового судьи судебного участка № 1 Выксунского судебного района Нижегородской области можно ознакомиться здесь.

Определение Конституционного Суда РФ от 17.07.2014 N 1651-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалоб гражданина Пальшина Андрея Алексеевича на нарушение его конституционных прав частью 1 статьи 12.26 и положениями статьи 29.2 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях»

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 17 июля 2014 г. N 1651-О

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБ
ГРАЖДАНИНА ПАЛЬШИНА АНДРЕЯ АЛЕКСЕЕВИЧА НА НАРУШЕНИЕ
ЕГО КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ ЧАСТЬЮ 1 СТАТЬИ 12.26
И ПОЛОЖЕНИЯМИ СТАТЬИ 29.2 КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ОБ АДМИНИСТРАТИВНЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЯХ

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

рассмотрев вопрос о возможности принятия жалоб гражданина А.А. Пальшина к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

1. В своих жалобах в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин А.А. Пальшин оспаривает конституционность следующих положений Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях:

части 1 статьи 12.26, в соответствии с которой невыполнение водителем транспортного средства законного требования уполномоченного должностного лица о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения влечет наложение административного штрафа в размере тридцати тысяч рублей с лишением права управления транспортными средствами на срок от полутора до двух лет;

статьи 29.2, устанавливающей обстоятельства, исключающие возможность рассмотрения дела об административном правонарушении судьей, членом коллегиального органа, должностным лицом.

Как следует из представленных материалов, постановлением мирового судьи производство по делу об административном правонарушении, возбужденному в отношении А.А. Пальшина по части 1 статьи 12.26 КоАП Российской Федерации, было прекращено. Решением Кочевского районного суда Пермского края постановление мирового судьи отменено, дело направлено на новое рассмотрение.

Постановлением мирового судьи А.А. Пальшин привлечен к административной ответственности и ему назначено наказание в виде штрафа в размере 30 000 рублей с лишением права управления транспортными средствами на полтора года. Решением того же судьи Кочевского районного суда Пермского края постановление, вынесенное по результатам нового рассмотрения дела, оставлено без изменения, а жалоба А.А. Пальшина — без удовлетворения. Определением Кочевского районного суда Пермского края А.А. Пальшину отказано в удовлетворении заявления об отводе судьи. При этом вопрос об отводе, заявленном судье, ранее участвовавшему в рассмотрении данного дела, разрешен тем же судьей.

Заявитель просит признать оспариваемые законоположения не соответствующими статьям 15 (часть 4), 17 (часть 1), 18, 19 и 46 Конституции Российской Федерации.

По мнению заявителя, часть 1 статьи 12.26 КоАП Российской Федерации является неопределенной, поскольку не содержит понятия «водитель» и не позволяет однозначно установить, подлежит ли административной ответственности лицо, находящееся в обстоятельствах, аналогичных обстоятельствам дела заявителя, положения же статьи 29.2 КоАП Российской Федерации нарушают гарантированное нормами международного права и Конституцией Российской Федерации право на справедливое судебное разбирательство, реализуемое независимым и беспристрастным судом, поскольку допускают, во-первых, повторное участие в деле одного и того же судьи, а во-вторых, рассмотрение тем же самым судьей отвода, заявленного в связи с его повторным участием в деле.

Читайте так же:  Административное дело по алиментам

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данных жалоб к рассмотрению.

2.1. Как указывал Конституционный Суд Российской Федерации в определениях от 8 февраля 2007 года N 325-О-О и от 4 апреля 2013 года N 486-О, из взаимосвязанных положений статей 46 (часть 1), 52, 53 и 120 Конституции Российской Федерации вытекает предназначение судебного контроля как способа разрешения правовых споров на основе независимости и беспристрастности суда. Рассмотрение спора независимым и беспристрастным судом является также неотъемлемым элементом права на справедливое судебное разбирательство по смыслу пункта 1 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и статьи 14 Международного пакта о гражданских и политических правах.

В целях обеспечения объективности и беспристрастности лиц, рассматривающих дела об административных правонарушениях, и исходя из публичного характера исполняемых этими лицами обязанностей, несовместимого с наличием у них личной заинтересованности в исходе дела, федеральный законодатель установил в статье 29.2 КоАП Российской Федерации перечень обстоятельств, исключающих возможность рассмотрения дела об административном правонарушении судьей, членом коллегиального органа, должностным лицом. При этом, связывая с наличием данных обстоятельств отсутствие должных гарантий объективности и беспристрастности указанных лиц при принятии ими решения по конкретному делу об административном правонарушении, федеральный законодатель непосредственно не включил в соответствующий перечень факт предыдущего участия этих лиц в рассмотрении того же дела.

Не исключая возможность неоднократного рассмотрения жалобы на постановление по делу об административном правонарушении одним и тем же судьей, в том числе в случаях, когда этот судья ранее уже высказывал в ходе производства по данному делу свое мнение по вопросам, имеющим существенное значение для его разрешения и находящимся в прямой связи с подлежащими отражению в итоговом решении выводами суда, — притом что в демократическом обществе участники судебного разбирательства должны испытывать доверие к суду, которое в силу конституционных принципов независимости и самостоятельности судебной власти может быть поставлено под сомнение, но только на основе достоверных и обоснованных доказательств, свидетельствующих об обратном, — статья 29.2 КоАП Российской Федерации не предполагает ее применение в нарушение принципов объективности и беспристрастности суда.

Гарантией исключения любых сомнений в объективности и беспристрастности судьи, неоднократно рассматривавшего жалобы на постановления по одному и тому же делу об административном правонарушении, а также рассматривающего дело единолично, при разрешении вопроса о заявленном ему отводе является процедура проверки вынесенных им судебных решений вышестоящими судебными инстанциями, которые должны исходить из конституционных и общепризнанных международно-правовых принципов и в силу статьи 15 (части 1 и 4) Конституции Российской Федерации применять их непосредственно. Кроме того, гарантией соблюдения принципа беспристрастности судьи, рассматривающего дело единолично, при разрешении вопроса о заявленном ему отводе является вынесение мотивированного определения, подтверждающего отсутствие обстоятельств, которые позволили бы усомниться в его беспристрастности при рассмотрении данного дела.

Таким образом, неопределенность в вопросе о соответствии статьи 29.2 КоАП Российской Федерации положениям Конституции Российской Федерации в аспекте, указанном заявителем, отсутствует.

2.2. Закрепляя составы административных правонарушений и меры ответственности за их совершение, законодатель обязан соблюдать гарантированное статьей 19 (часть 1) Конституции Российской Федерации равенство всех перед законом и вытекающее из него требование определенности правовых норм, означающее, что любое административное правонарушение, а равно санкции за его совершение должны быть четко определены в законе, причем таким образом, чтобы исходя из текста соответствующей нормы — в случае необходимости с помощью толкования, данного ей судами, — каждый мог предвидеть административно-правовые последствия своих действий (бездействия) (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 7 декабря 2010 года N 1570-О-О).

Частью 1 статьи 12.26 КоАП Российской Федерации установлена административная ответственность водителя транспортного средства за невыполнение законного требования уполномоченного должностного лица о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения.

Видео (кликните для воспроизведения).

В соответствии с пунктом 1.2 Правил дорожного движения Российской Федерации (утверждены постановлением Совета Министров — Правительства Российской Федерации от 23 октября 1993 года N 1090) водителем признается прежде всего лицо, управляющее каким-либо транспортным средством (к водителю также приравнивается обучающий вождению).

Таким образом, часть 1 статьи 12.26 КоАП Российской Федерации с учетом действующих Правил дорожного движения Российской Федерации не содержит неопределенности в указанном заявителем аспекте и не может рассматриваться как нарушающая его конституционные права.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации

Читайте так же:  Протокол об административном правонарушении составлен неуполномоченным лицом

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалоб гражданина Пальшина Андрея Алексеевича, поскольку они не отвечают требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данным жалобам окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации
В.Д.ЗОРЬКИН

Статьи по предмету Административное право

Наша компания оказывает помощь по написанию курсовых и дипломных работ, а также магистерских диссертаций по предмету Административное право, предлагаем вам воспользоваться нашими услугами. На все работы дается гарантия.

  • Москва, Московская область
    +7 (499) 703-47-96
  • Санкт-Петербург, Ленинградская область
    +7 (812) 309-56-72
  • Федеральный номер
    8 (800) 555-67-55 доб. 141

Звонки бесплатны.
Работаем без выходных

Опубликовано постановление КС по срокам давности

Конституционный суд РФ опубликовал постановление, в котором дается новое толкование законоположения о давности привлечения к административной ответственности, – поводом для проверки конституционности ч. 1 ст. 4.5 КоАП РФ стала жалоба компании-оператора почтовой связи, оштрафованной за затягивание сроков доставки и потерю отправлений (о вынесении этого решения Legal.Report писал здесь).

Как указал КС РФ, закрепляя сроки давности привлечения к административной ответственности и правила их исчисления, федеральный законодатель “обязан проявлять надлежащую заботу о качестве устанавливаемых им правовых норм, с тем чтобы исключить их неоднозначную интерпретацию в правоприменительной практике”.

Вместе с тем для выявления ряда административных правонарушений и лиц, их совершивших, а также для сбора необходимых доказательств (особенно если после возбуждения дела об административном правонарушении проводится административное расследование в соответствии со ст. 28.7 КоАП РФ) общего срока давности привлечения к административной ответственности не всегда бывает достаточно. В частности, вследствие того, что – помимо случаев удовлетворения ходатайства лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, о рассмотрении дела по месту его жительства, – приостановление течения срока давности привлечения к административной ответственности не допускается.

Закрепление специальных (особых) сроков давности привлечения к административной ответственности, производных от нарушения законодательства РФ того или иного вида, также не приводит к отступлению от вытекающего из конституционных принципов правового государства, верховенства закона и равенства всех перед законом и судом требования определенности правового регулирования. Как таковое оно не влечет за собой – при условии правильного установления в производстве по делу об административном правонарушении объекта противоправного посягательства, находящегося под защитой административно-деликтной нормы, – риска их произвольного истолкования и применения.

КС пришел к выводу, что ч. 1 ст. 4.5 КоАП РФ не противоречит Конституции в той мере, в какой она “не предполагает распространения указанного срока на привлечение к административной ответственности за правонарушение, предусмотренное ч. 3 ст. 14.1 данного Кодекса” (нарушение лицензионного законодательства).

Определение Конституционного Суда РФ от 17.07.2018 N 1712-О

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

от 17 июля 2018 г. N 1712-О

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ ГРАЖДАНКИ

СОЛОВЬЕВОЙ НАТАЛЬИ АНАТОЛЬЕВНЫ НА НАРУШЕНИЕ ЕЕ

КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ ПОЛОЖЕНИЕМ СТАТЬИ 17 ФЕДЕРАЛЬНОГО

ЗАКОНА «ОБ ИНДИВИДУАЛЬНОМ (ПЕРСОНИФИЦИРОВАННОМ) УЧЕТЕ

В СИСТЕМЕ ОБЯЗАТЕЛЬНОГО ПЕНСИОННОГО СТРАХОВАНИЯ»

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, С.М. Казанцева, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

рассмотрев вопрос о возможности принятия жалобы гражданки Н.А. Соловьевой к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданка Н.А. Соловьева оспаривает конституционность положения статьи 17 Федерального закона от 1 апреля 1996 года N 27-ФЗ «Об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе обязательного пенсионного страхования», возлагающего на страхователя ответственность за непредставление им в установленный срок либо представление им неполных и (или) недостоверных сведений, предусмотренных пунктами 2 — 2.2 статьи 11 данного Федерального закона, в виде финансовой санкции в размере 500 рублей в отношении каждого застрахованного лица (часть третья).

Как следует из представленных материалов, актами арбитражных судов заявительнице — индивидуальному предпринимателю отказано в признании незаконным решения территориального управления Пенсионного фонда Российской Федерации о привлечении ее к ответственности, предусмотренной статьей 17 Федерального закона «Об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе обязательного пенсионного страхования».

По мнению заявительницы, оспариваемое законоположение не соответствует Конституции Российской Федерации, в частности ее статьям 54 (часть 2) и 55 (часть 3), поскольку допускает применение штрафных санкций без их дифференциации в зависимости от характера совершенного правонарушения, размера причиненного вреда, степени вины правонарушителя, его имущественного положения и иных имеющих существенное значение обстоятельств, а также поскольку с учетом аналогичных положений статьи 15.33.2 КоАП Российской Федерации оно создает угрозу привлечения гражданина к ответственности дважды за одно и то же правонарушение.

Читайте так же:  Административное наказание может быть рассрочена судьей

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

В силу приведенных правовых позиций федеральный законодатель, реализуя свои полномочия в сфере публичной ответственности, в том числе в целях обеспечения исполнения страхователем обязанности по представлению сведений в соответствии с Федеральным законом «Об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе обязательного пенсионного страхования», обладает — как в части конструирования составов конкретных правонарушений, так и при определении вида и размера санкций, назначаемых за их совершение, — достаточно широкой дискрецией, которая, тем не менее, ограничена вытекающими из статей 1 (часть 1), 15 (части 1 и 2), 17 (часть 3), 19 (части 1 и 2), 46 (части 1 и 2), 49, 50 (часть 1), 54 и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации принципами и требованиями, образующими в совокупности исходные начала института ответственности в правовой системе Российской Федерации.

Оспариваемое законоположение, предусматривающее возможность привлечения страхователя к публичной ответственности за непредставление им в установленный срок либо представление им неполных и (или) недостоверных сведений в виде финансовой санкции в размере 500 рублей, согласуется с указанными конституционными принципами и требованиями публичной ответственности. Что же касается вопроса о наличии угрозы привлечения лица к ответственности дважды за одно и то же правонарушение, то представленные заявительницей судебные акты не подтверждают того, что соответствующее обстоятельство имело место в ее деле. В связи с этим оспариваемое законоположение не может рассматриваться как нарушающее конституционные права заявительницы.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Соловьевой Натальи Анатольевны, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Постановление Конституционного Суда РФ от 02.07.2018 № 27-П «По делу о проверке конституционности абзаца второго части 6 статьи 28.3 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в связи с запросом Законодательного Собрания Ростовской области»

Конституционный Суд РФ подтвердил правомерность составления должностными лицами органов внутренних дел (полиции) протоколов о посягающих на общественный порядок и общественную безопасность административных правонарушениях, предусмотренных законами субъектов РФ.

Конституционный Суд РФ признал абзац второй части 6 статьи 28.3 КоАП РФ не противоречащим Конституции РФ.

Конституционный Суд РФ, в частности, указал следующее. Установив в абзаце втором части 6 статьи 28.3 КоАП РФ, что составление протоколов об административных правонарушениях, посягающих на общественный порядок и общественную безопасность, предусмотренных законами субъектов РФ, должностными лицами органов внутренних дел (полиции) возможно исключительно в случае передачи им соответствующих полномочий соглашениями, заключенными между органами исполнительной власти субъектов РФ и компетентным федеральным органом исполнительной власти, федеральный законодатель, соблюдая конституционное разграничение полномочий федеральных органов государственной власти и органов государственной власти субъектов РФ по предметам совместного ведения Российской Федерации и образующих ее субъектов, не допустил каких-либо отступлений от конституционных принципов федеративного правового государства, верховенства закона, разделения властей и юридического равенства и не вышел за пределы своих дискреционных полномочий.

Соответственно, абзац второй части 6 статьи 28.3 КоАП РФ не может быть признан противоречащим Конституции РФ, поскольку по своему нормативному содержанию в системе действующего правового регулирования он предполагает, что:

заключение соглашений о передаче осуществления полномочий по составлению протоколов о предусмотренных законами субъектов РФ административных правонарушениях, посягающих на общественный порядок и общественную безопасность, должностным лицам органов внутренних дел (полиции) направлено на обеспечение сбалансированного сочетания интересов образующих единую систему исполнительной власти Российской Федерации федеральных и региональных органов исполнительной власти, отвечающего задачам эффективной административно-правовой защиты прав и свобод граждан;

инициатива заключения таких соглашений должна исходить от органов исполнительной власти субъектов РФ, которые не могут быть принуждены к их подписанию на неприемлемых для себя организационно-правовых, финансовых или иных условиях, а федеральный орган исполнительной власти, осуществляющий функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере внутренних дел, не вправе произвольно отказывать органам исполнительной власти субъектов РФ в их заключении в случаях, когда проекты соответствующих соглашений отвечают требованиям, установленным федеральными законами и принятыми в соответствии с ними законами субъектов РФ;

должностные лица органов внутренних дел (полиции) обязаны — в рамках полномочий, возложенных на них КоАП РФ и Федеральным законом «О полиции», — оказывать содействие в привлечении виновных в совершении предусмотренных законами субъектов РФ административных правонарушений, посягающих на общественный порядок и общественную безопасность, и при отсутствии соответствующих соглашений, заключенных между органами исполнительной власти субъектов РФ и МВД России.

Читайте так же:  Срок обжалования постановления арбитражного суда апелляционной инстанции

Конституционный суд и презумпция невиновности по главе 12 КоАП РФ

На досуге изучал творения великого нашего конституционного суда РФ. Смотрел практику, касающуюся примечания к статье 1.5 КОАП РФ «Презумпция невиновности», а именно:

[quote][i]Положение части 3 настоящей статьи не распространяется на административные правонарушения, предусмотренные главой 12 настоящего Кодекса, и административные правонарушения в области благоустройства территории, предусмотренные законами субъектов Российской Федерации, совершенные с использованием транспортных средств либо собственником, владельцем земельного участка либо другого объекта недвижимости, в случае фиксации этих административных правонарушений работающими в автоматическом режиме специальными техническими средствами, имеющими функции фото- и киносъемки, видеозаписи, или средствами фото- и киносъемки, видеозаписи. [/quote][/i]

Удивительно, как мастерски суд изощряется в сочинении конституционно-правового смысла норм и какие ветвистые понятия использует. Например, определение Конституционного Суда РФ от 25 января 2012 г. N 64-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Еременко Анатолия Евгеньевича на нарушение его конституционных прав частью 3 статьи 1.5 и примечанием к статье 1.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях». В нем говорится:

[quote][i]Оспариваемые заявителем положения Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в нормативном единстве с иными его положениями закрепляют особый порядок привлечения к ответственности за административные правонарушения в области дорожного движения в случае их фиксации работающими в автоматическом режиме специальными техническими средствами, имеющими функции фото- и киносъемки, видеозаписи, или средствами фото- и киносъемки, видеозаписи: уполномоченные органы не обязаны доказывать вину собственников (владельцев) транспортных средств при вынесении в отношении них постановлений по делам об административных правонарушениях.

Вместе с тем собственник (владелец) транспортного средства вправе обжаловать вынесенное в отношении него постановление по делу об административном правонарушении в вышестоящий орган (вышестоящему должностному лицу) либо в суд и представить при этом доказательства того, что в момент фиксации вмененного ему административного правонарушения транспортное средство, собственником (владельцем) которого он является (являлся на момент совершения административного правонарушения), находилось во владении или в пользовании другого лица либо к данному моменту выбыло из его обладания в результате противоправных действий других лиц. То есть в указанном случае собственник (владелец) транспортного средства, реализуя право на обжалование вынесенного в отношении него постановления по делу об административном правонарушении, фактически обязан представить доказательства своей невиновности. [/quote][/i]

Как здорово! Оказывается, у вас, (товарищ) Козлов, есть право пожаловаться и доказывать, доказывать… К чему вообще КС такой вывод сделал? Или же возможность обжаловать факт привлечения к ответственности это и есть равноценная замена презумпции невиновности?

Еще одна интересная позиция суда:

[quote][i]Приведенное правовое регулирование соответствует сохраняющей свою силу правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, согласно которой Конституция Российской Федерации закрепляет в статье 49 презумпцию невиновности применительно к сфере уголовной ответственности; в процессе правового регулирования других видов юридической ответственности законодатель, учитывая особенности соответствующих отношений и их субъектов, требования неотвратимости ответственности, интересы защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и свобод других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства (статья 15, часть 2; статья 55, часть 3, Конституции Российской Федерации), вправе решить вопрос о распределении бремени доказывания вины иным образом, освобождая органы государственной власти от доказывания вины при обеспечении возможности для самих субъектов правонарушения подтверждать свою невиновность (постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 27 апреля 2001 года N 7-П и от 24 июня 2009 года N 11-П). [/quote][/i]

Напомню, статья 49 конституции звучит так:

[quote][i]1. Каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда.

2. Обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность.

Видео (кликните для воспроизведения).

3. Неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого. [/quote][/i]

Пункты 2 и 3 приведенной статьи вполне могут толковаться в пользу лица, привлекаемого к административной ответственности. Кто-то возразит, что термин «обвиняемый» относится только к уголовному праву. С чего вдруг? В конституции, например, такого не предусмотрено. Что мешает называть обвиняемыми лиц, обвиняемых в совершении административного правонарушения? То, что термин «обвиняемый» используется только в УПК? Но тогда это будет просто суженное толкование конституционной нормы. Так ведь законодатель вообще может предусмотреть, скажем, в УПК, что «каждый» это лицо белой расы с российским паспортом, причем привлекающийся по статьям, кроме экстремистских. Что же, так изменится смысл статьи 49 конституции?

Источники

Конституционный суд об административном правонарушении
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here