Еспч по административным делам

Полезное по теме: "Еспч по административным делам" от специалистов простым языком. Если необходимо уточнить актуальность на 2020 год, а также задать вопрос, то обращайтесь к дежурному юристу.

Еспч по административным делам

Дата Постановления: 09/11/2004. Номер жалобы: 67647/01. Статьи Конвенции: 6, 13, 29, 35. Уровень значимости: 3 — низкий.

Суть: Заявительницы утверждали о нарушении пункта 1 статьи 6 и статьи 13 Конвенции.

Постановление ЕСПЧ Светлана Науменко против Украины

Дата Постановления: 09/11/2004. Номер жалобы: 41984/98. Статьи Конвенции: 6. Уровень значимости: 2 — средний.
Суть: Заявительница утверждала, что нарушены ее права по пункту 1 статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола № 1.

Постановление ЕСПЧ Юссила против Финляндии

Дата Постановления: 23/11/2006. Номер жалобы: 73053/01. Статьи Конвенции: 6. Уровень значимости: 1 — высокий.
Суть: Заявитель утверждает, что рассмотрение его дела, связанного с взысканием штрафа за представление в налоговые органы недостоверных сведений, было несправедливым, так как финские суды отклонили его требование о проведении по этому делу устного разбирательства.

Вы здесь

Постановление Европейского суда по делу «Буткевич против России» (жалоба № 5865/07) от 13 февраля 2018 года

ЕСПЧ признал, что незаконный арест журналиста, фотографирующего демонстрацию, а затем назначение ему административного наказания лишь на основании протоколов о задержании является нарушением статей 5 (право на свободу и личную неприкосновенность), 6 (право на справедливое судебное разбирательство), 10 (свобода выражения мнения). ЕСПЧ присудил заявителю компенсацию морального ущерба в размере 7 000 евро, а также 2 000 евро за судебные расходы.

Обстоятельства дела

Заявитель, Максим Буткевич, гражданин Украины, 1977 года рождения, проживающий в Киеве. 16 июля 2006 года заявитель был арестован в городе Санкт-Петербург во время демонстрации антиглобалистов. По его словам, он был арестован, хотя не принимал участие в протесте и выполнил полицейский приказ выключить камеру. Затем он был отвезен в полицейский участок, где был составлен протокол об административном правонарушении, а именно неповиновение законному распоряжению сотрудника милиции (полиции) в соответствии со статьей 19.3 Кодекса об административных правонарушениях РФ. В тот же вечер заявитель предстал перед судьей. Судья заслушал заявителя, не признававшего себя виновным, а затем его адвоката. Какие-либо свидетели или другие лица заслушаны не были. Во время слушания также отсутствовала сторона обвинения. В итоге, заявитель был приговорен к трем дням содержания под стражей. Признавая его виновным, суд в основном полагался на протокол об административном правонарушении и рапорты, составленные сотрудниками полиции, которые его арестовали. 18 июля 2006 года апелляционная инстанция согласилась с выводами суда первой инстанции, но сократила наказание до двух дней лишения свободы. После освобождения заявитель обратился в Европейский суд по правам человека.

Позиция заявителя

Журналист утверждает, что в отношении него была нарушена статья 5 § 1 Конвенции (право на свободу и личную неприкосновенность), поскольку он был задержан без каких-либо законных оснований: правовая классификация обвинений была выбрана намеренно для обоснования продолжительного содержания под стражей до суда и для облегчения работы полиции, также арест был направлен на то, чтобы «произвести неприятный эффект» на участников публичного мероприятия и на наблюдателей.

Ссылаясь на нарушение статьи 6 Конвенции (право на справедливое судебное разбирательство), заявитель утверждал, что ему отказали в возможности допросить полицейских, задержавших его, и чьи письменные показания легли в основу обвинения. Также заявитель утверждал, что отсутствовала состязательность и судья не мог быть беспристрастным, поскольку в тот же день вынес несколько постановлений в отношении лиц, задержанных на демонстрации. Процедура обжалования не устранила недостатки: суд апелляционной инстанции отказался выслушать свидетеля, отчеты полицейских, составленные не под присягой, легли в основу обвинения и необоснованно имели больше веса, чем показания самого заявителя.

Заявитель утверждал, что крупное мероприятие, организованное правительством, и протесты, связанные с ним, представляют значительный общественный интерес. Трансляция такой информации не может быть ограничена аккредитованными журналистами или основными средствами массовой информации. Заставив выключить камеру и арестовав заявителя, власти нарушили статью 10 Конвенции (свобода выражения мнения).

Позиция Правительства

Правительство утверждало, что заявитель был арестован после его отказа, несмотря на неоднократные приказы полицейского, прекратить участие в незаконном публичном мероприятии и его отказ «добровольно сопровождать» полицейского в участок. Правительство настаивало на том, что заявитель был проинформирован о своих процессуальных правах, уполномочил украинского консула представлять его интересы. Что касается протоколов задержания, которые легли в основу обвинения, то они являлись письменными доказательствами, содержащими достаточную информацию о произошедшем.

Что же касается потенциального нарушения статьи 10 Конвенции, Правительство утверждало, что обстоятельства дела не раскрывали какого-либо вмешательства в свободу выражения мнения заявителя. Заявитель был арестован, а затем привлечен к уголовной ответственности за неподчинение законному приказам полиции, а не в связи с его использованием свободы распространения или получения информации. Заявитель, «который считал себя журналистом», должен был предвидеть последствия своего присутствия в непосредственной близости от незаконного общественного события и последствий активного сопротивления полиции.

Третья сторона: Правительство Украины

Действуя в качестве государства гражданства заявителя, правительство Украины сослалось на прецедентное право Европейского суда, в котором указывается решающая роль средств массовой информации в предоставлении сведений о поведении властей во время публичных демонстраций и сдерживании беспорядков. Было также подтверждено, что роль наблюдателей приобретает особое значение в таких условиях, поскольку их присутствие является гарантией того, что власти могут быть привлечены к ответственности за их поведение в отношении демонстрантов и общественности в целом.

Позиция Европейского суда

Анализируя жалобу на нарушение статьи 5 § 1, Суд отметил, что в соответствии с российским законодательством административный арест должен быть оправдан «исключительными обстоятельствами или необходимостью для оперативного и надлежащего изучения административного дела и обеспечения исполнение наказания, которое будет наложено». Однако, национальные власти не дали какое-либо обоснование аресту заявителя. Таким образом, арест Буткевича не соответствовал российскому законодательству и не был законным по смыслу статьи 5 § 1 Конвенции. Кроме того, правительство не представило подробного отчета о задержании Буткевича и времени его освобождения. Таким образом, имело место нарушение пункта 1 статьи 5 Конвенции.

Читайте так же:  Судья верховного суда по административным делам

Европейский суд посчитал, что не было каких-либо веских причин отсутствия полицейских, задержавших заявителя, на судебном заседании. Данные офицеры были очевидцами предполагаемого правонарушения со стороны заявителя, поэтому было необходимо их допросить лично, а не просто основывать обвинение на письменных актах, которые заявитель не имел возможности опровергнуть. Ссылаясь на предыдущие аналогичные дела, касающиеся административных судебных разбирательств, Суд повторил, что в российских судах необходима разумная возможность проверить инкриминирующие заявления сотрудников полиции, которые служат основанием для осуждения обвиняемого. Поэтому имело место нарушение статьи 6 § 1 в отношении права Буткевича на справедливое судебное разбирательство.

Адвокат в ЕСПЧ

Постановление Европейского Суда по делу «Соматти против Республики Молдова и России» (жалоба № 69528/10) от 18.09.2018 года

Гибель сына заявительницы, являвшимся солдатом срочной службы, а также отсутствие эффективного расследования повлекли за собой нарушение статьи 2 Конвенции (право на жизнь). ЕСПЧ присудил заявительнице 50 000 евро в качестве возмещения морального ущерба, а также 3 000 за судебные расходы.

Обстоятельства дела

Заявительница, Светлана Стоматти, гражданка Украины 1963 года рождения, проживающая в Приднестровье (Молдова).

Российские власти вернули квартиру доверителю Профессора, д.ю.н. Ульриха Зоммера после вынесения Европейским Судом постановления о нарушении права на жилище

17 июля 2018 года Европейский Суд вынес постановление в пользу семьи Пылаевых, которые являются доверителями Профессора, д.ю.н. Ульриха Зоммера.

Постановление ЕСПЧ Ойал против Турции

Дата Постановления: 23/03.2010 Номер жалобы: 4864/05. Статьи Конвенции: 2,6,13. Уровень значимости: 2 — средний.
Суть: Заявители утверждают, что заражение первого заявителя, тогда новорожденного, ВИЧ при переливании крови в государственной больнице, привело к нарушению статей 2, 6 и 13 Конвенции

Еспч по административным делам

Жалоба в ЕСПЧ по административному делу

Порой человеку непросто отстоять и защитить свои права, а прохождение по различным судебным инстанциям не даёт никаких результатов. Если в ходе судебных разбирательств по административному делу были нарушены ваши права, вы можете обратиться в Европейский суд по правам человека. Но для жалобы, поданной в ЕСПЧ, нужны обоснования. Если у вас возникли сомнения, стоит ли обращаться в Европейский Суд, наши специалисты помогут вам оценить обоснования.

Когда можно обратиться в ЕСПЧ

ЕСПЧ является международной организацией, основанной в 1959 году, которая защищает права человека. Обратиться в Европейский Суд можно после того, как для защиты прав использованы все средства внутри государства. Иными словами, человеку сначала следует обратиться в суды разных инстанций в своей стране.

Если вы считаете, что ваши права нарушены при разбирательстве административного дела, обратиться с жалобой в ЕСПЧ вы можете после прохождения суда четвёртой инстанции — Верховного Суда. Подать жалобу вы имеете право в течение 6 месяцев после прохождения суда последней инстанции. Обратите внимание, что у вас на руках должно быть решение суда, как доказательство использования внутригосударственных средств для защиты своих прав.

Решение подать жалобу в ЕСПЧ может быть принято вами ещё на начальном этапе судебных разбирательств. Вы можете обратиться к нам за помощью, и наш специалист поможет вам пройти суд первой или второй инстанции, и снизить риски отклонения заявления Европейским судом.

Что нужно, чтобы подать жалобу в ЕСПЧ по административному делу

Вы можете самостоятельно написать жалобу в Европейский Суд и отправить её почтой. Но лучше изначально заручиться поддержкой нашего адвоката по нескольким причинам:

 он поможет вам составить жалобу с учётом всех требований, выдвигаемых ЕСПЧ;
 юрист станет вашим представителем при разбирательстве дела, что значительно повысит ваши шансы на победу;
 адвокат окажет вам помощь в переписке с Европейским судом, что обычно ведётся на английском или французском языке.

Если вы решили подать жалобу в ЕСПЧ по административному делу, обращайтесь к нашему адвокату. При составлении жалобы в Европейский Суд вам необходимо:

 описать сложившуюся ситуацию;
 указать нарушенные права;
 указать применяемые средства защиты.

Вам нужно предоставить сканы полученных вами судебных решений. Они станут доказательством того, что вы использовали внутригосударственные средства защиты.

Помощь адвоката

Написать жалобу можно самостоятельно, но и при переписке с ЕСПЧ необходимо, чтобы у вас был адвокат-представитель, поэтому адвокатской помощью лучше заручиться с самого начала.

Обратившись к нашему адвокату за помощью, шансы, что ваша жалоба будет отклонена ЕСПЧ, будут меньшими. Наши юрист поможет вам грамотно составить жалобу, подскажет, какие дополнительные документы могут потребоваться, и окажет юридическую помощь при переписке или в иной ситуации.

Стоимость услуг адвоката при обращении в ЕСПЧ зависит от нескольких факторов, в том числе сложности дела, индивидуальных особенностей клиента и так далее. Мы гарантируем вам квалифицированную адвокатскую помощь. Благодаря богатому опыту наших юристов, мы поможем вам даже в самой сложной ситуации.

Адвокат в ЕСПЧ

Постановление Европейского Суда по правам человека по делу «Мешенгов против России» (жалоба № 30261/09) от 26.03.2019 года

ЕСПЧ постановил, что получение заявителем многочисленных травм после задержания полицейскими требовало не только проведение эффективного расследования, но и доказывает факт жестокого обращения со стороны полицейских. Поскольку власти не провели эффективное расследование пыток, имело место нарушение статьи 3 Конвенции (запрещение пыток) в ее материальном и процессуальном аспектах. На основании постановления ЕСПЧ заявитель обжалует приговор по вновь открывшимся обстоятельствам, т.к. обвинение основывалось на признании, полученном в результате пыток. ЕСПЧ присудил заявителю 25 000 евро в качестве возмещения морального ущерба.

Нужно ли до ЕСПЧ идти в кассацию и надзор по АПК, КАС и КоАП

На сегодняшний день наконец-то известно, обращение в какие инстанции в порядке, предусмотренном всеми процессуальными кодексами — ГПК РФ, УПК РФ, АПК РФ, КАС РФ и КоАП РФ — в действующих редакциях не представляет собой внутренних средств правовой защиты по смыслу пункта 1 статьи 35 Конвенции, а в какие — является, по общему правилу, необходимым до подачи жалобы в ЕСПЧ. Если говорить кратко, то по ГПК РФ, АПК РФ и КАС РФ требуется, когда это возможно и разумно способно привести к признанию и исправлению нарушения, на которое подается жалоба, пройти не только апелляцию, но и обратиться с кассационными жалобами сначала в президиум суда уровня субъекта РФ, а затем в Судебную коллегию Верховного Суда РФ (обращение к Председателю Верховного Суда РФ как с кассационной, так и с надзорной жалобой, напротив, средством правовой защиты не считается, затраченное на него время шестимесячный срок на подачу жалобы в Страсбург не продлевает), в то время как по УПК РФ и КоАП РФ необходимо и достаточно обращение только в суд второй инстанции (обращение же в вышестоящие российские суды на течение срока для подачи жалобы в Страсбургский Суд не влияет).

Читайте так же:  Административное наказание на работе кодекс

По меньшей мере с 06 августа 2014 года должно было стать понятно, что процедура пересмотра вступивших в законную силу судебных актов, предусмотренная КоАП РФ, не соответствует требованиям, предъявляемым к средству правовой защиты по смыслу пункта 1 статьи 35 Конвенции, и, соответственно, обращение к ней не влияет на исчисление шестимесячного срока для подачи жалобы в ЕСПЧ. К такому выводу Страсбургский Суд пришел в опубликованном на днях Решении по делу «Смадиков против России» (Smadikov v. Russia, жалоба N 10810/15) от 31 января 2017 года.

Оценка КоАП РФ в редакции, действовавшей в период с 20 декабря 2008 года по 06 августа 2014 года, на сегодняшний день, несколько мне известно, ни в одном решении ЕСПЧ пока не дана. В рамках рассмотрения дела «Анненков и другие против России и одна другая жалоба» (Annenkov and Others v. Russia and 1 other application, NN 31475/10 и 16849/11), коммуницированного властям Российской Федерации 30 августа 2012 года, ЕСПЧ фактически поставил вопрос о том, является ли решение судьи районного суда, вынесенное по жалобе на постановление мирового судьи и оставившее его без изменения, окончательным решением по делу в смысле пункта 1 статьи 35 Конвенции. Отдельно по сути поставлен вопрос о том, является ли внутренним средством правовой защиты обращение с жалобами, рассматриваемыми председателем суда уровня субъекта РФ или его заместителем. Однако это дело пока не рассмотрено (производство по одной из двух жалоб, объединенных в дело «Анненков и другие против России и одна другая жалоба», прекращено).

Оценка надзора, предусмотренного КоАП РФ в редакции, действовавшей с середины 2006 года (когда было опубликовано Определение Конституционного Суда РФ N 113-О от 04 апреля 2006 года) по 20 декабря 2008 года, когда вступил в силу Федеральный закон РФ, отменивший статью 30.11 КоАП РФ, регулировавшую пересмотр вступивших в законную силу судебных постановлений, была дана в Постановлении по делу «Орловская Искра против России» (Orlovskaya Iskra v. Russia, жалоба N 42911/08) от 21 февраля 2017 года. С учетом подачи надзорной жалобы в рамках трехмесячного срока, предусмотренного в то время АПК РФ, на который ссылался Конституционный Суд РФ в своем Определении от 04 апреля 2006 года, ЕСПЧ признал обращение с такой жалобой к председателю областного суда внутренним средством правовой защиты.

Примечательно, что в рамках рассмотрения жалобы «Козлов против России» (Kozlov v. Russia, N 15058/08), касающейся того же самого периода времени и коммуницированной властям Российской Федерации 10 июня 2013 года, ЕСПЧ фактически поставил вопрос о том, является ли процедура надзорного производства, предусмотренная КоАП РФ, эффективным средством правовой защиты: речь в деле идет об отмене вступившего в законную силу постановления мирового судьи в надзоре — заместителем председателя областного суда, что может быть нарушением принципа правовой определенности лишь в том случае, если надзор относится к экстраординарным, а не к обычным средствам правовой защиты. Кроме того, Страсбургский Суд затронул по этому делу и вопрос о том, применимы ли были все-таки положения главы 36 АПК РФ к производству по делам об административных правонарушениях. Стоит заметить, что по этому делу судебные постановления, вынесенные в пользу заявителя, были опротестованы прокурором в срок, превышающий три месяца, предусмотренные в то время АПК РФ.

Ранее процедура пересмотра вступивших в законную силу судебных актов, предусмотренная КАС РФ, получила оценку, аналогичную оценке соответствующей процедуры, предусмотренной ГПК РФ в редакции, действующей с 01 января 2012 года, в Решении ЕСПЧ по делу «Чигиринова против России» (Chigirinova v. Russia, жалоба N 28448/16) от 13 декабря 2016 года.

Видео (кликните для воспроизведения).

Незадолго до этого процедура пересмотра вступивших в законную силу судебных актов, предусмотренная АПК РФ в редакции, действующей с 06 августа 2014 года, получила аналогичную оценку в Решении ЕСПЧ по делу «Саханов против России» (Sakhanov v. Russia, жалоба N 16559/16) от 18 октября 2016 года.

Другими словами, подача кассационных жалоб в президиум суда уровня субъекта РФ и Судебную коллегию Верховного Суда РФ в порядке, предусмотренном КАС РФ и АПК РФ, по общему правилу признаются эффективными средствами правовой защиты, а подача кассационных и надзорных жалоб на имя Председателя Верховного Суда РФ — нет. Насколько я понимаю, открытым — применительно как к ГПК РФ, так и, соответственно, АПК РФ и КАС РФ — остается лишь вопрос об эффективности обращения с надзорной жалобой непосредственно в Президиум Верховного Суда РФ, когда заявитель в соответствии с процессуальным кодексом имеет право на её подачу.

УПК РФ в редакции, действующей с 11 января 2015 года, был оценен еще раньше, а самым первым — ГПК РФ (в редакции, действующей с 01 января 2012 года).

ЕСПЧ спрашивает, не являются ли все дела по КоАП уголовными?

Европейский Суд по правам человека рассмотрит вопрос о том, не являются ли все дела об административных правонарушениях, предусмотренных КоАП РФ, уголовными в смысле статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, а потому требующими обеспечения лицам, в отношении которых ведется производство по таким делам, прав, которые гарантированы статьей 6 Конвенции лицам, которым предъявлено уголовное обвинение. Европейский Суд по правам человека также рассмотрит вопрос о том, является ли вступившее в законную силу постановление мирового судьи по делу об административном правонарушении (которое не было обжаловано) окончательным решением по делу в смысле пункта 1 статьи 35 Конвенции. Ответ на этот вопрос необходим, в частности, для того, чтобы определить, является ли обращение в суд надзорной инстанции необходимым условием подачи в ЕСПЧ жалобы, в которой предъявляются претензии к производству по делу об административном правонарушении. Кроме того, косвенно Страсбургский Суд задался и давно интересующим многих вопросом о том, действительно ли положения АПК РФ фактически применимы (или хотя бы были применимы) к производству по делам по делам об административных правонарушениях, регулируемому КоАП РФ, как несколько лет назад решил Конституционный Суд РФ.

Читайте так же:  Положение о рассмотрения административных дел

В рамках разбирательства по жалобе «Козлов против России» (Kozlov v. Russia, N 15058/08), коммуницированной властям Российской Федерации 10 июня 2013 года, Европейский Суд по правам человека наконец-то рассмотрит интересующих многих вопрос о том, охватывается ли производство по делу об административном правонарушении, которое влечет лишение права управления транспортными средствами (в данном конкретном случае речь о ст. 12.26 КоАП РФ, часть 1 которой предусматривает лишение права на срок от полутора до двух лет), гарантиями права на справедливое судебное разбирательство. Напомню, что на сегодняшний день не существует решений Европейского Суда по правам человека по российским жалобам, которые свидетельствовали ли бы о том, что гарантии статьи 6 Конвенции распространяются на производства по делам об административных нарушениях, санкция за которые предусматривает лишение права управления транспортными средствами. Есть лишь решения, касающиеся нарушений, санкция за которые предполагает административный арест на срок до 15 суток, что почти автоматически (хотя не абсолютно всегда) делает их «уголовными» за счет суровости наказания.

ЕСПЧ поставил перед заявителем и властями Российской Федерации вопросы, смысл которых сводится к тому, был ли в рамках имевшего место разбирательства разрешен спор о гражданских, т.е. частных, цивильных, «непубличных» правах и обязанностях заявителя, а в качестве альтернативы (хотя, замечу, первое не исключает второго и наоборот) – было ли заявителю фактически предъявлено уголовное обвинение в смысле пункта 1 статьи 6 Конвенции, т.е. вопросы о применимости гарантий статьи 6 Конвенции в ее «гражданской» или «уголовной части» (Was Article 6 of the Convention applicable in the administrative offence proceedings referred to by the applicant? In particular, was Article 6 of the Convention applicable under its civil limb? Alternatively, was Article 6 of the Convention applicable under its criminal limb?).

Более того, ЕСПЧ отдельно поставил вопрос о том, следует ли прийти к выводу о применимости «уголовных» гарантий статьи 6 Конвенции в силу того, что целью предусмотренных КоАП РФ административных наказаний являются устрашение и кара (Is it appropriate to consider that the criminal head of Article 6 was, in any event, applicable in view of the general character of the Code of Administrative Offences and the deterrent and punitive purpose of the penalties?).

Таким образом, решение ЕСПЧ по данному делу послужит и прояснению того, охватываются ли «уголовными» гарантиями права на справедливое судебное разбирательство дела, касающиеся других административных правонарушений, которые не влекут административного ареста, но наказание за которые может быть очень суровым, например, значительный административный штраф (подобный, скажем, штрафу в размере от 50 тыс. до 100 тыс. рублей, предусмотренному за пропаганду гражданами нетрадиционных сексуальных отношений среди несовершеннолетних с применением сети интернет частью 2 статьи 6.21 КоАП РФ, внесенной в Кодекс вступившим сегодня в силу Федеральным законом № 135-ФЗ от 29 июня 2013 года). А возможно и прояснению того, не охватываются ли «уголовными» гарантиями права на справедливое судебное разбирательство производства по всем делам об административных правонарушениях, предусмотренных КоАП РФ.

Напомню, что «уголовные» гарантии статьи 6 Конвенции предполагают обеспечение лицу, которому предъявлено обвинение в совершении уголовного преступления, в частности, следующих прав: права быть незамедлительно и подробно уведомленным о характере и основании предъявленного обвинения, права иметь достаточное время и возможности для подготовки своей защиты, права защищать себя лично или через посредство выбранного самостоятельно защитника или, при недостатке средств для оплаты услуг защитника, пользоваться услугами назначенного защитника бесплатно, когда того требуют интересы правосудия, права допрашивать свидетелей обвинения или права на то, чтобы эти свидетели были допрошены, права на вызов и допрос свидетелей в свою пользу на тех же условиях, что и для свидетелей обвинения, права на состязательный процесс, права на равенство сторон, права на эффективное представление своей позиции по делу, права на мотивированное решение, права на тщательное рассмотрение значимых аргументов стороны защиты. Также лицам, которым предъявлено уголовное обвинение в смысле пункта 1 статьи 6 Конвенции, пунктом 2 той же статьи гарантирована презумпция невиновности.

По этому же делу — «Козлов против России» — Европейским Судом по правам человека поставлен и вопрос о том, является ли не обжалованное и вступившее в законную силу постановление мирового судьи о прекращении производства по делу об административном правонарушении окончательным решением по делу в смысле пункта 1 статьи 35 Конвенции (в данном конкретном деле речь идет о постановлении, вынесенном и вступившем в силу в 2007 году, однако ЕСПЧ ранее — применительно к жалобе «Анненков и другие против России и одна другая жалоба» (Annenkov and Others v. Russia and 1 other application, жалобы NN 31475/10 и 16849/11), коммуницированной властям Российской Федерации 30 августа 2012 года — уже ставил тот же, по сути, вопрос применительно к решениям (постановлению мирового судьи, оставленному без изменения районным судом), принятым в 2009 году). Кроме того, Страсбургский Суд косвенно затронул и вопрос о том, применимы ли все-таки положения главы 36 АПК РФ к производству по делам об административных правонарушениях.

ДОПОЛНЕНИЯ

Производство по делу «Козлов против России», о котором написано выше, было прекращено Решением ЕСПЧ от 13 июня 2017 года в связи с выводом об утрате заявителем интереса к дальнейшему поддержанию поданной жалобы.

Читайте так же:  Тест загрязнение и охрана окружающей среды

Вопрос о том, какие средства защиты предоставляет КоАП РФ, был (частично) разрешен, о чем можно прочитать здесь.

Сторону обвинения пригласили в административный процесс // ЕСПЧ в пилотном постановлении попросил исправить КоАП

Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) признал, что отсутствие стороны обвинения в делах об административных правонарушениях нарушает принцип независимости судей. Решение ЕСПЧ, опубликованное во вторник (см. здесь), является пилотным — оно предписывает не только пересмотреть дело заявителя, юриста Михаила Карелина, но и принять меры по исправлению системной проблемы в российском административном процессе. Ранее Конституционный суд (КС) России не находил нарушений в отсутствии обвинителей по административным делам.

Поводом для обращения в ЕСПЧ стало дело о наложении административного штрафа в 500 руб. за мелкое хулиганство (ст. 20.1 Кодекса об административных правонарушениях (КоАП)). Мировой судья в Набережных Челнах на основании материалов, представленных полицейскими, решил, что Михаил Карелин был на улице в нетрезвом виде и бранился. Суд рассматривал дело в отсутствие обвинителя. Он вызвал в процесс полицейского, составившего протокол о правонарушении, и двух свидетелей. Протокол и их показания легли в основу решения суда. Оно было оставлено в силе районным судом и Верховным судом Татарстана.

Дело Михаила Карелина поднимает важный процессуальный вопрос независимости суда, решил ЕСПЧ. Суд подробно проанализировал правила КоАП о рассмотрении судами дел об административных правонарушениях. Он обратил внимание на то, что они не требуют участия обвинителей. Суд рассматривает материалы, представленные ему должностными лицами, инициировавшими процесс, и по своему усмотрению может вызвать как самих должностных лиц, так и свидетелей. При этом КоАП не относит таких должностных лиц к обвинителям — их роль ограничивается сбором доказательств совершения правонарушения и дачей пояснений по ним.

Такая процедура, по мнению ЕСПЧ, наделяет суд функциями обвинения и неизбежно порождает сомнения в его независимости. Это нарушает ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, требующую справедливого процесса. ЕСПЧ отметил, что вопрос о правомерности широких процессуальных полномочий суда в делах об административных правонарушениях уже ставился перед КС России. Однако все подобные жалобы КС не принимал к производству. Например, он не увидел нарушения в том, что мировые судьи направляют поручения другим мировым судьям провести допрос свидетелей, основываясь на ч. 1 ст. 26.9 КоАП, касающейся только поручений «должностных лиц» (определение от 18 сентября 2014 года № 1817-О). ЕСПЧ привел цитату из мнения судьи КС Константина Арановского по этому делу, который считал, что подобные полномочия суда нарушают принцип состязательности.

Выявленную проблему ЕСПЧ посчитал настолько важной, что потребовал не только восстановить права Михаила Карелина на должное рассмотрение дела, но и принять меры общего характера. Они сформулированы довольно обтекаемо: их главная цель — обеспечить «независимость судей, рассматривающих» дела об административных правонарушениях. Достигнута она может быть через участие в судебном заседании обвинителя либо иным «подходящим способом». Вероятно, реализация этих мер, несмотря на широту формулировки суда, потребует перестройки административного процесса. Причем, на уровне как первой инстанции, так и апелляции: в деле Михаила Карелина отсутствие обвинителя в районном суде ЕСПЧ также счел угрозой беспристрастности суда.

Пилотные постановления, требующие проведения определенных реформ, ЕСПЧ принимает в случае, когда выявляет серьезную проблему в правовой системе. Одно из последних пилотных постановлений в отношении России было вынесено в июле 2014 года. Оно касалось неисполнения решений судов о предоставлении жилья и коммунальных услуг (см. здесь). А в начале 2012 года ЕСПЧ обязал Россию изменить условия содержания в СИЗО (см. здесь).

Европейский суд vs. коап

Постановление ЕСПЧ по делу «Колобычко против Республики Молдова, России и Украины» (жалоба № 36724/10) от 18.09.2018 года

Европейский Суд постановил, что власти Российской Федерации, осуществляя эффективный контроль на территории Преднестровья, нарушили статью 2 Конвенции (право на жизнь), поскольку не провели необходимое эффективное расследование гибели солдата срочной службы, сбежавшего из воинской части. ЕСПЧ присудил заявителю (отцу погибшего) 20 000 евро в качестве возмещения морального ущерба, а также 2 400 евро за судебные расходы.

Обстоятельства дела

Заявитель, Иван Колобычко, гражданин Украины, 1963 года рождения, проживающий в Тирасполе (Приднестровье).

Постановление Европейского Суда по делу «Пылаевы против России» (жалоба № 61240/15) от 17 июля 2018 года

ЕСПЧ посчитал, что власти Российской Федерации нарушили право на уважение частной и семейной жизни, а именно право на жилище семьи Пылаевых, которые были выселены из служебного жилья по окончанию договора аренды. ЕСПЧ признал, что выселение заявителя и его матери, инвалида первой группы, из единственного жилья являлось вмешательством в их право на жилище. Также ЕСПЧ указал, что первый заявитель имел право подать жалобу от имени своей недееспособной матери. ЕСПЧ присудил заявителям 7 500 евро в качестве компенсации морального ущерба, а также 2 000 евро в качестве компенсации судебных расходов.

Адвокат в ЕСПЧ

Пилотное постановление «Томов и другие против России» (жалобы №№ 18255/10, 63058/10, 10270/11, 73227/11, 56201/13 и 41234/16) от 09.04.2019 года

ЕСПЧ признал наличие в России при перевозке заключенных систематической проблемы нарушения статьи 3 Конвенции (запрещение бесчеловечного или унижающего достоинство обращения), а также отсутствие эффективных средств правовой защиты из-за невозможности подать иск о компенсации вреда (статья 13 Конвенции). ЕСПЧ обязал российские власти в течение 18 месяцев предпринять необходимые меры для устранения подобных систематических нарушений при перевозке заключенных и обеспечить возможность получения компенсации.

pylaevy_postanovlenie_suda.pdf

Вы здесь

Решения ЕСПЧ Россия

Решения Европейского Суда по Правам Человека (ЕСПЧ) по России:

Постановление Европейского Суда по делу «В.Д. против России» (жалоба № 72931/10) от 09.04.2019 года

ЕСПЧ постановил, что запрет бывшим опекунам общаться с ребенком, которого возвратили биологическим родителям, нарушает статью 8 Конвенции (право на уважение частной и семейной жизни), поскольку не соблюдаются наивысшие интересы ребенка, т.к. для него является важным поддерживать связь с теми, с кем он вырос. ЕСПЧ присудил заявителям 16 000 евро в качестве компенсации морального ущерба, а также 200 евро в качестве компенсации судебных расходов.

Читайте так же:  Жалоба главному приставу на пристава исполнителя

Постановление ЕСПЧ Андреева против Латвии

Дата Постановления: 18/02/2009. Номер жалобы: 55707/00 Статьи Конвенции: 6, 14. Уровень значимости: 1 — высокий.
Суть: Заявительница утверждала, что, отказавшись назначить ей государственную пенсию ввиду трудового стажа, накопленного ей в бывшем Советском Союзе до 1991 года, национальные власти допустили в отношении нее дискриминацию при реализации ею своих имущественных прав.

Постановление ЕСПЧ Мешенева против России

Дата Постановления: 09/03/2006. Номер жалобы: 59261/00. Статьи Конвенции: 3, 5, 6, 13. Уровень значимости: 1 — высокий.

Суть: Заявитель жаловалась на жестокое обращение в органах милиции, отсутствие эффективного рассмотрения её жалоб в этом отношении, на незаконное задержание и содержание ее под стражей, а также на отсутствие эффективных внутригосударственных средств правовой защиты в отношении вышеуказанных жалоб.

Постановление ЕСПЧ Вильхо Эскелинен и другие против Финляндии

Дата Постановления: 19/04/2007. Номер жалобы: 63235/00. Статьи Конвенции: 6, 13, 14. Уровень значимости: 1 — высокий.

Суть: заявители утверждают, в частности, что власти Финляндии не провели устного разбирательства по делу, касающемуся их заработной платы, и слишком долго его рассматривали.

Вы здесь

Решения ЕСПЧ Россия

Решения Европейского Суда по Правам Человека (ЕСПЧ) по России:

ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД VS. КОАП

Излишний формализм или системная проблема?

22 сентября 2016 г. Европейский суд по правам человека опубликовал решение по делу «Карелин против России». Проблема заявителя, крайне малозначительная с точки зрения конкретных фактов, дала ЕСПЧ повод для обсуждения назревшего вопроса о степени независимости российского суда в делах об административных правонарушениях. Автор статьи затрагивает проблему глобального реформирования законодательства об административных правонарушениях.

Повод задуматься
Решение содержит предложение для российских властей по принятию мер общего характера, т.е. является так называемым пилотным постановлением. Обстоятельства дела, послужившие поводом для высказывания ЕСПЧ, таковы.

Заявитель, гражданин России Михаил Карелин, в 2012 г. был признан мировым судьей виновным в мелком хулиганстве и получил штраф в размере 500 руб. Постановление традиционно для российского процесса по делам об административных правонарушениях основывалось на составленном сотрудником полиции протоколе и показаниях трех свидетелей, включая самого полицейского. При этом судья в постановлении изменил формулировку обвинения, по сравнению с тем, как она была изложена в протоколе. Согласно протоколу заявитель употреблял нецензурную брань в адрес прохожих; судья же установил, что заявитель бранился в присутствии других людей. По мнению заявителя, в результате подобным образом проведенного процесса было нарушено его право на справедливое судебное разбирательство в части рассмотрения дела независимым судом и состязательного процесса (ст. 6 Конвенции). Суд, как указывал заявитель, фактически выполнял функцию обвинения.

Правительство, возражая против жалобы, ссылалось на неприменимость уголовного аспекта ст. 6 в связи с незначительностью угрожавшего заявителю наказания (штраф до 1000 руб. или административный арест на срок до 15 суток). Правила, предусмотренные КоАП РФ, по мнению Правительства, состязательность процесса никак не порочат, поскольку у заявителя имелась возможность оспаривать изложенные в протоколе сведения и иные инкриминирующие доказательства, представленные суду.

Европейский Суд со ссылкой на ряд предшествующих дел пришел к выводу о том, что угроза административного ареста сама по себе является достаточным основанием для рассмотрения дела по «уголовному» стандарту. Видимо, в связи с этим аргументация Суда оказалась в значительной степени построена на правовых позициях, сформулированных в решениях по известным делам «Озеров против России» и «Кривошапкин против России».

В делах Озерова и Кривошапкина конвенционным нарушением было найдено отсутствие прокурора в ходе рассмотрения уголовного дела по существу. Как установил ЕСПЧ, судья самостоятельно зачитал обвинительное заключение, вызвал и допросил свидетеля, чем изменил объем существовавшей доказательной базы обвинения. ЕСПЧ пришел к выводу, что в лице суда смешались обвинительная и судебная функции, что вызывает правомерные сомнения в его беспристрастности.


Применительно к административным правонарушениям в России ЕСПЧ отметил, что полицейский, составляющий протокол, не является стороной по делу. Даже будучи вызванным в суд, он может дать лишь свидетельские показания, но не вправе возбуждать ходатайств перед судом, поддерживать обвинение, обжаловать состоявшееся постановление. При таких обстоятельствах признать лицо, составившее протокол, представителем обвинительной стороны не представляется возможным.

Артём БЕРЛИН,
юрист корпоративной и арбитражной практики
адвокатского бюро «Качкин и Партнеры»

Полный текст статьи читайте в печатной версии «АГ» № 22 за 2016 г.

ЕСПЧ нашел в КоАП положения, нарушающие принцип независимости судей

Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) нашел в КоАП положения, которые нарушают принцип независимости судей. Суд считает упущением отсутствие стороны обвинения в делах об административных правонарушениях и просит Россию внести соответствующие изменения в Кодекс.

В пилотном решении от 20 сентября ЕСПЧ предлагает решить эту проблему через введение стороны обвинения в административный процесс или иным «подходящим способом». Суд считает, что Россия должна ввести механизм, «который обеспечит достаточные гарантии для беспристрастности судов, занимающихся подобными делами».

Факт нарушения принципа независимости судей обнаружился при рассмотрении жалобы юриста Михаила Карелина против России. ЕСПЧ обатил внимание, что дело о наложении административного штрафа за мелкое хулиганство в отношении Карелина было рассмотрено без стороны обвинения. В основу решения суда легли сам протокол об административном нарушении и показания свидетелей. Карелову не удалось обжаловать решение суда первой инстанции ни в райсуде, ни в ВС Татарстана, что и пубудило юриста обратиться в ЕСПЧ.

Суд проанализировал нормы КоАП о рассмотрении судами дел об административных правонарушениях и отметил, что они действительно не требуют участия обвинителей. Такое положение дел, по мнению ЕСПЧ, является недопустимым: суды фактически наделены функциями обвинения и это ставит под сомнение их независимость.

Видео (кликните для воспроизведения).

В связи с этим суд потребовал пересмотреть дело заявителя, а также принять меры общего характера. А пилотный характер постановления объясняется тем, что все документы, которые ставят вопрос о глобальной реформе законодательства, ЕСПЧ выпускает именно в таком формате.

Источники

Еспч по административным делам
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here